Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Она пишет, что врачи не оставляют ей много надежд, - сообщила мама. 

- Они не оставляют ей никаких надежд вот уже сорок лет, а она до сих пор здорова как бык, - заметил Ларри. 

- Она пишет, что ее всегда несколько удивляло наше бегство в Грецию, но у них там сейчас плохая зима, и она думает, что, быть может, мы вполне разумно выбрали такой благословенный климат. - Благословенный! Слова-то какие! - О господи!.. Ох, нет... Боже мой! - Что такое? 

- Она пишет, что собирается приехать к нам... врачи рекомендуют ей теплый климат! 

- Нет, я отказываюсь! Такого я не вынесу, - закричал Ларри, вскакивая со стула. - Мы все по горло сыты деснами Лугареции, не хватает еще тетки Гермионы, которая будет умирать тут каждую минуту. 

- Ты должна от нее отделаться, мама... Скажи, что у нас нет места. 

- Но это невозможно, милая. Я писала ей в последнем письме, какой у нас большой дом. 

- Может, она уже забыла, - с оптимизмом заметил Лесли. - Нет, не забыла. Она как раз упоминает об этом... Где же это?.. Ах, вот: "Поскольку вы можете теперь снимать такое просторное помещение, я уверена, дорогая Лу, что вы не откажете в уголке старой женщине, которой осталось так мало жить". Вот видите! Что же нам теперь делать? 

- Напиши ей, что тут свирепствует эпидемия оспы, и пошли фотографию с прыщами Марго, - предложил Ларри. 

- Не говори глупостей, милый. К тому же я писала ей, какое это здоровое место. 

- Это просто невыносимо, мама! - воскликнул Ларри, - Я так мечтал спокойно поработать летом, пригласив лишь самых близких друзей, а теперь нам грозит нашествие этой противной верблюдицы, пропахшей нафталином и распевающей церковные гимны в уборной. 

- Ты просто преувеличиваешь, милый, и я не понимаю, зачем тебе потребовалось приплетать уборную. Я никогда не слышала, чтобы она пела где-нибудь гимны. 

- Она поет их не переставая... тогда как остальные выстраиваются в очередь на площадке. 

- Ну, как бы там ни было, надо придумать предлог получше. Нельзя же писать, что мы не хотим ее принять из-за гимнов. - Да почему нельзя? 

- Оставь свои глупости, милый. Все-таки она наша родственница. 

- Ну и что из того? Неужели мы будем обхаживать эту старую ведьму только потому, что она наша родственница? Ведь по-настоящему ее надо привязать к столбу и сжечь. 

- Она этого не заслужила, - возразила мама без всякого энтузиазма. 

- Дорогая мама, из всех противных родственников, которые нас осаждают, она, конечно, самая отвратительная, и я просто не могу понять, как ты только с нею общаешься. 

- Надо же мне отвечать на ее письма, как ты думаешь? 

- Зачем? Просто пиши на них "Адресат выбыл" и отсылай обратно. 

- Я не могу этого сделать, милый. Они узнают мой почерк. К тому же письмо я уже распечатала. 

- Может быть, написать ей, что ты больна? - предложила Марго. 

- Да, да, мы напишем, что врачи оставили уже всякую надежду, - сказал Лесли. 

- Я напишу это письмо, - обрадовался Ларри. 

- Нет, не напишешь, - твердо заявила мама. - Если ты это сделаешь, она немедленно приедет ухаживать за мной. Ты же ее знаешь. 

- Ну скажи на милость, зачем ты поддерживаешь с ними связь? - в отчаянии спросил Ларри. - Что это тебе дает? Все они или ископаемые, или сумасшедшие. 

- Ну, этого уж ты не говори, - возмутилась мама. - Они вполне нормальные люди. 

- Вздор... Возьми хотя бы тетю Берту с ее невероятными кошками... Или дядю Патрика, который ходит почти раздетый и рассказывает совсем незнакомым людям, как он убивал китов перочинным ножиком. Все они какие-то придурки. 

- Конечно, они с причудами. Но ведь все они очень старые, в их возрасте это положено. И они вовсе не сумасшедшие, - объяснила мама и чистосердечно добавила: - Во всяком случае, не такие уж сумасшедшие, чтобы от них можно было избавиться. 

- Ну, вот что, - решительно сказал Ларри. - Если на нас готовится нашествие родственников, нам остается только одно. 

- Что именно? - спросила мама, с надеждой глядя поверх очков. 

- Переехать, конечно. 

- Переехать? Куда переехать? - недоуменно спросила мама. 

- Переехать в дом поменьше. Тогда ты сможешь написать всей этой публике, что у нас нет места. 

- Не будь дурачком, Ларри. Разве можно без конца переезжать? Мы и так переехали сюда, чтобы справиться с твоими друзьями. 

- Ну, а теперь мы переедем, чтобы справиться с родственниками. 

- Но мы не можем носиться по всему острову... люди подумают, что мы ненормальные. 

- Они еще скорее так подумают, если сюда явится эта старая гарпия. Честное слово, мама, я просто не вынесу, если она приедет. Вот возьму тогда у Лесли ружье и пробью дырку в ее корсете. 

- Ларри! Прошу тебя, не говори таких вещей в присутствии Джерри. 

- Я просто предупреждаю тебя. 

Мама лихорадочно протирала свои очки. 

- Но ведь это...- вымолвила она наконец, - просто сумасбродство, менять вот так дома. 

- Никакого сумасбродства здесь нет. Вполне обоснованные действия. 

- Конечно, - согласился Лесли. - Это своего рода самозащита. 

- Будь благоразумна, мама, - сказала Марго. - В конце концов перемена 

- хорошо, а две лучше. 

И вот, подхватив эту новую пословицу, мы стали переезжать. 

 

 

13. Белоснежный дом 

 

Наш новый, белый как снег дом с широкой, густо заплетенной виноградом верандой стоял на верху холма среди оливковых деревьев. Перед домом был маленький, размером чуть ли не с носовой платок, садик, аккуратно огороженный и сплошь заросший дикими цветами. Весь садик покрывала своей густой, плотной тенью огромная магнолия с темно-зеленой глянцевой листвой. От дома вниз по склону к проезжей дороге спускалась накатанная шинами колея, петлявшая среди оливковых рощ, виноградников и фруктовых садов. Дом нам понравился с первого взгляда, как только Спиро подвез нас к нему. Ветхий, но необычайно элегантный, он стоял среди пьяных олив и, пожалуй, напоминал щеголя восемнадцатого века, красующегося перед толпой поселянок. Для меня его очарование еще возросло, когда в одной из комнат была обнаружена летучая мышь. Она висела вниз головой на ставне и злобно попискивала. Я надеялся, что летучая мышь останется жить в доме, но она, как только мы там появились, решила, что место становится слишком людным, и мирно отбыла к какому-то стволу оливы. Меня огорчило такое решение, однако в то время я был занят другими делами и вскоре забыл о ней. 


Страница 55 из 85:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54  [55]  56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"