Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Вслед несутся очереди, слышны крики ярости, боли, вопли раненых, но не 

можешь уже вернуться, чтобы помочь. Паника, только паника и страх. Страх 

размазывает тебя по асфальту, он заставляет тебя бежать только по прямой с 

бешеной скоростью. А тебе же кажется, что стоишь на месте. Ты несешься в 

темноте по площади, которую несколько часов назад брал, сражаясь за каждый 

сантиметр. Она усеяна еще не убранными телами как наших бойцов, так и духов. 

Ты спотыкаешься об них, падаешь, вскакиваешь и снова вперед. Трупы твоих 

друзей у тебя уже не вызывают больше никаких эмоций, никакого желания или 

жажды мести. Чувствуешь только одно - раздражение. Раздражение от того, что 

они мешают тебе бежать. Сил и так немного, а тут еще они лежат. 

Чувствую, что силы уже на исходе. Сбавляю темп. Вокруг много наших 

бежит. Такие же, как и у меня, вытаращенные глаза, в которых человеческого 

уже мало осталось. Распахнутые рты в безмолвном крике. Никто не кричит. 

Никто не матерится. Все берегут силы для бега. Духи близко не приближаются к 

нам. Видимо, боятся в темноте нарваться на отпор. Не надо загонять мышь в 

угол, она тогда становится агрессивнее и страшнее кошки. 

В темноте мы сбились с ориентира. Теперь бежим уже не назад, к мосту, а 

в сторону Дворца Дудаева. В небо над нашими головами поднялись ракеты и 

осветили несущееся стадо. Это мы. Нет ничего человеческого в этих лицах, 

глазах, дыхании, взгляде. 

Ударили автоматы и пулеметы. Первые ряды были выкошены, остальные на 

бегу, стараясь не останавливаться, попытались развернуться. Задние налетали 

на передних, сшибали их на землю, падали сами. Поднимались. И вновь бег. Бег 

в темноте. В глазах от усталости пляшут искорки. Никто никому не помогает. 

Раненые стреляются, кто-то пытается уползти в темноту. Подальше от света 

вездесущих ракет. Луна-предательница, сука, тварь гребаная, светит уже не 

хуже ракет, пробиваясь сквозь завесу дыма от пожарища. Силы уже почти 

оставили меня. Господи! Только не плен! Лучше смерть, только не плен! 

Помоги, Боже! Помоги! Спаси и сохрани меня! 

Перешел на быстрый шаг. Воздуха не хватает. Хочется сорвать с себя 

бронежилет и бушлат и открытой грудью упасть на мокрый от крови асфальт. И 

лежать, лежать, тяжело дыша, восстанавливая дыхание. Нет! Нельзя. Подойдут 

духи и тогда - плен. Нет, только не плен! Я попытался вновь бежать. 

Кровь бьется в черепной коробке, как сибирская река на пороге. Она 

бурлит, пенится, пытается своротить мешающие ей камни. Переворачивает их, 

шевелит. Кажется, что от перенапряжения и давления череп сейчас взорвется. 

Нет сил бежать. От перенапряжения я почти ничего не слышу, кроме шума 

собственной крови в ушах. Перехожу на шаг. Автомат вешаю себе на шею и 

складываю на него руки. Все тело налито кровью. Не то что бежать, просто 

переставлять ноги тяжело. Справа подбегает боец, без слов подхватывает меня 

и тащит за собой. Пробежав несколько метров, я понимаю, что сил нет и я могу 

только затруднить солдатский бег. Голос, продирающийся сквозь рваные бронхи 

и никотиновые пробки, чуть слышен: 

- Иди. Иди. Я тебе не помощник. 

- А как же вы?! - мне в ухо почти кричит солдат. 

- Иди. Я сам... - мне трудно говорить, не то что бежать. 

- Я не брошу вас! - в голосе солдата слышно отчаяние. 

- Пошел на хрен. Выбирайся сам. Я пойду следом, - из последних сил 

двумя руками отталкиваю солдата. Мы разлетаемся в разные стороны. 

Солдат удаляется прочь. Последний толчок отнял у меня последние силы. Я 

сажусь на землю. Тяжело дышу. Сплевываю на асфальт тягучую слюну. Сердце 

бешено колотится. По учебе в военном училище знаю, что после бега нельзя 

сидеть, клапаны у сердца могут захлопнуться и не открыться. Но ходить нет 

сил. Когда из глаз ушли пляшущие искорки, обвел тяжелым, затуманенным взором 

вокруг себя. Автомат так и продолжал болтаться на шее. Не было сил снять 

его. Не было сил просто шевелиться. 

Поодаль сидели, лежали, полулежали фигуры. В основном это были офицеры. 

Понятно, возраст уже не тот, и, конечно, физическая подготовка тоже. А 

гражданские возмущаются, что военные так рано на пенсию уходят. Если среди 

нас и были те, кому за сорок пять, то среди живых их потом не обнаружили, 

это я гарантирую. Некоторые сидели на трупах. Может, и удобно, но я еще не 

дошел до такого состояния, до той черты, когда в полнейшем отупении ты 

ничего не соображаешь. Все просто сидели и смотрели в сторону противника. 

Кто-то был готов, отдохнув, продолжить прерванный бег. Но большинство, и я в 

том числе, готовы были принять последний бой. Не было сил бегать. И 

просыпался разум, страх отступал. Начинала говорить злость. Когда 

просыпается злость - это хорошо. Значит, ты еще не совсем скотина, не совсем 

животное. Остатки человеческого разума у тебя присутствуют. Но разум - это 

хорошо, однако пора было подумать, как сматываться из этого пекла, как 

спасти собственную шкуру, задницу. О душе как-то не вспоминалось в этот 

момент. А о Боге вспоминалось, как о некоем могущественном покровителе, на 

которого возлагались надежды по спасению бренного тела. 

Закашлялся. Долго, мучительно больно выходил комок никотиновой слизи. 

Бля, надо бросать курить, а то однажды сигареты не дадут мне добежать до 

спасительного камня, бугорка, ямки. Выплюнул комок мокроты. На языке 

чувствовался вкус крови, значит, и часть родных бронхов тоже выскочила 

наружу. Я глубоко вздохнул, и в груди вновь закололо, снова начался 

удушливый приступ кашля. С большим трудом откашлялся. В груди болело, и 

хотелось ее разодрать, пустить туда свежий воздух. Устал я от беготни на 

длинные дистанции. Мне бы что-нибудь попроще, покороче, поспокойней. 

Говорила мне мама: "Учи английский". 


Страница 67 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66  [67]  68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"