Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

теле веселее потекла. 

Танки стреляли не переставая. Барабанные перепонки, огрубевшие от 

грохота разрывов, почти не замечали этого ужасного шума. Только горячий 

воздух пороховых разрывов периодически прокатывался по нашим телам, шевеля 

при этом одежду. Хорошо! Хоть немного, но согревает. Загорелось здание 

Госбанка. Мы приветствовали это воплями победителей, лежа на земле. Снег и 

грязь немного оттаяли под нашими телами, мы лежали в грязных лужах. Сумерки 

уже сгустились, наступала ночь. Луна слева поднялась и уже начинала нас 

освещать. Хреново! 

По цепочке передали приказ: "Готовность к штурму!" И то дело. Правда, 

по опыту прежних своих войн, я дико сомневался в необходимости, 

целесообразности и эффективности таких ночных штурмов, но об этом можно было 

спорить в штабе, а здесь, на площади, я выполнял приказ. Через две минуты 

поступил приказ на штурм. Танки еще не прекратили стрельбу, а на этом малом 

расстоянии они били прямой наводкой. Снаряды, казалось, проносились над 

самой головой. Пробежав метров десять под своим огнем, мы замедлили темп. 

Боялись попасть под собственные снаряды, да и осколки от здания также могли 

нас задеть. 

Вновь разум ушел. Бежал я, ничего толком не осознавая. Вот и здание 

рядом. Вокруг зияют воронки, оставленные авиабомбами, здание 

полуразрушенное, но старинной постройки. Крепкое, зараза! Духи очень 

агрессивно нас поливают свинцом. Но судя по всему, у них там еще и снайпера 

окопались. 

Наша первая цепь... Порядка двадцати человек было убито и ранено. 

Вторая пыталась оттащить, вынести раненых и убитых из-под обстрела. Многие 

тоже падали. Кто шевелился, кто, воя, катался по перепачканному грязью и 

кровью асфальту, зажав раны на теле. Кто-то самостоятельно пытался уползти 

из зоны поражения. Но многие... Многие остались лежать с нелепо вывернутыми 

конечностями, запрокинутыми головами. 

Все это освещалось пламенем от горевшего здания Госбанка, постоянно 

висящими в воздухе осветительными ракетами и равнодушной ко всему луной. 

Наступившая ночь пронзалась трассирующими очередями из пулеметов, 

установленных на танках. Грохот боя, вой разлетающихся осколков и визг 

рикошетирующих пуль, их противное чмоканье при попадании в мертвые тела 

создавали кошмарную акустическую картину, которая парализовала мозг. Главное 

не думать. Иначе безумие обеспечено. Работать, работать, работать! Так, 

вперед, только вперед! Еще минут десять топтания на месте - и все... 

Получите, родители, жена и прочие родственники, оцинкованный ящичек с 

телом вашего любимого воина-освободителя, восстановителя конституционного 

порядка. Да, не забудьте расписаться. Здесь, вот здесь и здесь. Не надо 

кидаться на нас. Мы вашего горячо любимого не посылали туда. А я откуда 

знаю, кто посылал. Все. Примите наши искренние соболезнования. До свиданья. 

Нет. Остаться не можем. Нам еще три таких "посылки" развезти надо. После 

похорон зайдите в военкомат и в собес по месту жительства - оформите пособие 

и пенсию. Не забудьте собрать и принести двадцать пять справок. И чтобы все 

оригиналы были, а то ничего не дадим. Все, счастливо оставаться. 

Хрен вам! Не выйдет! Не привезут меня в этом поганом ящике, если только 

я сам на себя руки после ранения не наложу! Тьфу, тьфу, тьфу! Вперед. Только 

вперед! Давай, "махра", поднимай задницы. Шевелитесь, желудки. В банке, 

может, остались деньги. Ура!!! Деньги, мани, бабки, капуста! А если Госбанк, 

так может, там и доллары имеются?! Может, и есть, только не будут они нас 

ждать. Фас! Вперед! Шевелись! Не толкай меня автоматом в спину, идиот, а то 

выстрелит! 

И вновь ожила серо-грязная масса нашей бригады, и пошли, пошли, пошли. 

Танки прекратили огонь, чтобы не задеть нас. Вот уже и банк рядом. Но что 

это? 

Из темноты с флангов послышался грохот и скрежет танковых гусениц. 

Неужели "махра" спешит на помощь? Ура! Наши! Давай, навались! Сейчас мы 

духов закопаем! 

Из темноты действительно выехали танки. Танки марки "Т-64". У нас - 

"Т-72". И эти танки устаревшей конструкции начали нас расстреливать почти в 

упор. За танками пряталась пехота. Не наша пехота. Поначалу мы полагали, что 

это нам идут на помощь, но духи воспользовались именно тем моментом, когда в 

горячке боя мы пошли на штурм. И с флангов в тыл нам они ударили. Так никто 

толком и не узнал, сколько же на самом деле было танков у противника. Они с 

ходу врубились в наши порядки, кроша, молотя своими траками, катками тела 

НАШИХ бойцов, наматывая на ведущие шестерни руки, ноги, внутренности, 

одежду. Одновременно они расстреливали стоящие в тылу танки. Опять же НАШИ 

танки. Те не могли им отвечать, потому что могли зацепить, убить, угробить 

свою пехоту. Вот и стояли они как мишень. Духовские танки расстреливали их, 

как на учебном полигоне давно пристрелянные мишени. Духи нас, как стадо 

скота, загнали на пятачок перед Госбанком и с трех сторон почти в упор 

расстреливали, не давая ни малейшей возможности вырваться из этой западни. 

Мы не могли вырваться и дать свободу стрельбы для наших танков, а те не 

стреляли, чтобы нас не убить. И вот метались, как бараны. 

Кому-то удалось подбить духовский танк. Тот запылал. И вот под 

рвущимися боеприпасами в горящем танке мы начали прорываться. Наши танки уже 

вовсю полыхали, привнося дополнительное освещение в общую ослепительную 

картину площади. 

Никаких чувств, кроме одного, не было. А был СТРАХ. Огромный страх. Он 

вытеснил все из тела, из головы, мозга. Не было уже ни капитана, ни 

гражданина Миронова, а был только трясущийся от ужаса комок дерьма, который 

хотел лишь одного - ВЫЖИТЬ. И все. Просто выжить. Тут не вспоминаются давно 

забытые молитвы, а просто несешься в темноту. Спотыкаешься, летишь, не 

ощущая боли от ушибов, ссадин. Ничего, кроме леденящего душу, тело страха. 


Страница 66 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65  [66]  67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"