Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

солдат, такого не происходит, а вот у соседей - у них постоянный бардак, и 

поэтому всяких чудаков хватает. Впрочем, соседи о нас такого же мнения. 

Боец, сидящий справа от меня, что-то кричит, показывает пальцем на 

верхний этаж уцелевшего здания и стреляет в этом направлении. Рефлексы 

работают мгновенно. Автомат сделал пару очередей, прежде чем я осознанно 

остановился и внимательно посмотрел по направлению стрельбы. На подоконнике 

лежит бинокль, и в тот же момент, от выстрела разлетаясь вдребезги, он 

падает внутрь здания. Если хочешь выжить, сначала стреляешь, а потом уже 

смотришь и думаешь. Эту заповедь усваиваешь после первого боя. Я кричу и 

машу рукой, чтобы прекратили огонь. Постепенно огонь стихает на нет. Я не 

осуждаю бойца. В нашем деле лучше перебдеть, чем недобдеть. 

Машины, не снижая скорости, мчатся дальше. Разведка докладывает, что 

опять вступили в бой. Теперь обложили с трех сторон. Разведка ждет подхода 

основных сил, сама справиться не может. Командир вызвал на подмогу соседей, 

чтобы с тыла ударили по духам, а сами на всех парах понеслись выручать нашу 

разведку. 

Последние машины оставили чуть позади, чтобы в случае нападения с тыла 

не попасть в глухую западню. При приближении к перекрестку, где разведка 

повернула, оказалось, что улица завалена кирпичом, две соседние, как уже 

успели проверить, также были заблокированы, поэтому или пробиваться, или 

отступать. При отступлении также не было уверенности, что не попадем в 

ловушку. Командир принял решение: на прорыв. Я был с ним полностью согласен, 

Рыжов тоже поддержал. 

Кто мог держать оружие, спрыгнули с машин, и они откатились назад, 

поддерживая нас огнем. Сначала решили выдавить противника вглубь квартала, а 

затем уже под огнем попытаться разобрать завал. Спрятавшись за кучами 

мусора, начали отстреливаться. Огонь велся интенсивно как с одной стороны, 

так и с другой. Неподалеку раздался взрыв - останки разорванного бойца 

поднялись в воздух и с глухим стуком упали метрах в пяти от меня. Через 

несколько секунд таким же страшным образом погиб еще один. В пылу боя 

некогда было рассматривать, кто это был. Рядом со вторым погибшим трое 

бойцов катались по асфальту, крича от боли, зажимая раны на своих телах. Их 

бушлаты прямо на глазах пропитывались кровью. Вначале все полагали, что из 

подствольника их убили и ранили. Но когда третий солдат, сдвинув кирпич, 

заметил гранату Ф-1, лежавшую под грудой щебня, без кольца, то все стало на 

свои места. 

Грамотные, сволочи, ничего не скажешь, и в таланте им не отказать. Умно 

выбрали место засады, рассчитали, что мы заляжем и примем встречный бой, а 

место нашего лежания, навязанное ими же, они заминировали гранатами. В бою 

поневоле приходится постоянно перемещаться, кувыркаться, падать, прятаться 

за битым бетоном, кирпичом, щебнем, а там "милые" игрушки - гранаты Ф-1 без 

кольца. Сдвигаешь кирпич, предохранительный рычаг отлетает, и через шесть 

секунд, пожалуйста, взрыв. Разлет осколков этой "премилой" вещицы двести 

метров. Ни одна мина не дает такого результата. 

И вот мы, отстреливаясь, встали перед дилеммой - либо отступать назад, 

либо попытаться контратакой выбить духов из окрестных заданий. Веселая 

перспектива. Соседи сообщили, что спешат на помощь и что вызвали авиацию. 

Вот кого не надо сюда, так это наших летчиков. У солдата на войне много 

врагов, но один из самых первых - это собственная авиация. Попадет она по 

противнику или нет, это еще вопрос, но закидать бомбами собственные позиции 

- это уж наверняка. Поэтому и попросили подкрепление, спешащее нам на 

помощь, чтобы отозвали "небесных помощников". Один хрен, все дело загубят. 

По цепочке передали, чтобы готовились идти на штурм. Нашим "коробочкам" дали 

указание открыть максимальный огонь и вести его в течение десяти минут, а 

затем заглохнуть и ждать дальнейших указаний. 

У каждого солдата и офицера на войне имеется индивидуальная аптечка, в 

которую входит обычный набор медицинских препаратов. Это и обезболивающее и 

одновременно противошоковое средство - омнопон, промедол. Противорвотное, 

таблетки, смягчающие действие радиации, химического отравления, есть и для 

обеззараживания воды - кинь ее в любую лужу, кроме морской воды, побурлит, 

осадок сядет на дно, а ты пей. Вонючая, правда, хлоркой несет, но зато 

никакой заразы там уже нет. 

А на каждое солдатское отделение имеются так называемые боевые 

стимуляторы. Когда солдаты устали, нет ни малейшего желания не то что идти в 

атаку, а вообще двигаться дальше, страх парализовал всю волю, тогда командир 

для выполнения задачи и спасения людей дает команду раздать солдатам эти 

таблетки. Съели, посидели немного, и - фас, вперед. И откуда только силы 

берутся, и страх проходит бесследно. 

Но сейчас не было этих таблеток, да и нет необходимости в них. После 

первых двух-трех боев, когда нас духи обыгрывали по всем позициям и любая 

маломальская победа доставалась ценой неимоверных усилий и потерь, сейчас 

люди поверили в свои силы, и духи начали получать достойный отпор, уже не 

перли на рожон, обкуренные анашой и визжащие что-то про своего Аллаха. 

Первый раз, когда видишь, то жутковато становится. Лезут, как заговоренные, 

ни пули не боятся, ни смерти. 

И вот в полный голос заговорили наши БМП. Из-за треска пушек и 

пулеметов БМП-2 поначалу не было слышно короткого тявканья орудий БМП-3, но 

потом они встали по интенсивности огня вровень со старыми проверенными 

"двойками". Мы также не отставали от "коробочек", долбя здания из автоматов 

и подствольников. 

БМП отработали свои положенные десять минут и смолкли. В ушах звенело 

от грохота пальбы и разрывов, но надо бежать вперед. У противника со слухом, 

зрением и ориентацией в пространстве обстоит сейчас похуже. Снаряды рвались 


Страница 24 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23  [24]  25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"