Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

его поиски. В эфире творилось черт знает что. Все части рапортовали, что не 

проходил через их блокпосты БРДМ с москвичом. Мы приготовились к тому, что в 

штабе группировки нас будут четвертовать и долго расспрашивать, допрашивать, 

а не мы ли его отправили в ночь? Поэтому вместо того, чтобы спокойно доспать 

остатки ночи, мы сочиняли рапорта, что мы не состояли, не получали, и прочую 

чушь собачью. Не дай Бог, если тебя замыслят уличить в диверсионных 

действиях в отношении вышестоящих начальников. Из противника ты можешь 

сделать карманный сувенир, а вот на начальство не смей косо смотреть. Ладно, 

дураков в этой жизни еще предстоит встретить немало. Хотя жалко этого 

негодяя, наш, русский, да и бойцы, сопровождавшие его, пострадали зазря. 

Почему-то мы все были уверены, что если молчат части, расположенные по 

маршруту его движения, то он непременно попал в руки духам, и дай Бог, чтобы 

попал он мертвым, иначе придется многое менять в планах. 

Где-то часов в восемь утра поступила информация о том, что БРДМ с 

Карповым попал на блокпост омоновцев, который установили буквально перед 

наступлением темноты. И, как мы и предполагали, он начал выкаблучиваться, 

кичась своим положением. Мужикам из ОМОНа глубоко начхать было на какой-то 

Генеральный штаб вместе с майором Карповым. Они поначалу приняли его за 

настоящего шпиона, и москвича вместе с его бойцами нещадно избивали остаток 

ночи. Под утро, выбивая признание, что он шпион, выводили пару раз на 

расстрел, рассказывали, что даже пару раз стреляли поверх головы. Поутру все 

выяснилось, и приехавшие десантники здорово набили морды милиционерам за 

своих бойцов, забрали Карпова в бессознательном состоянии, останки Семенова 

и отбыли на "Северный". После этого Карпова отправили ближайшим бортом в 

Моздок, а оттуда, скорее всего, в Москву. Наверное, наградят каким-нибудь 

орденом, и будет он потом по телевизору или в своих мемуарах рассказывать о 

своих подвигах, как один прошел пол-Чечни или что-нибудь в этом роде. Удачи 

ему. 

 

Глава 4 

 

Где-то в районе восьми утра началась погрузка раненых и построение 

колонны. К этому времени с боями прорвались машины из первого и второго 

батальонов, привозя своих раненых и убитых. В связи с тем, что во дворе 

садика не хватало всем места, погрузили там только самых тяжелых больных, а 

тех, кто был при памяти, на руках, носилках, подручных костылях затолкали в 

машины. Кто мог принять участие в бою, расселись на броне сверху. Все 

прекрасно отдавали себе отчет, что при попадании гранаты или подрыве на мине 

раненые, находящиеся внутри БМП, неминуемо погибнут, и поэтому 

ответственность тяжелым грузом ложилась на плечи сидевших сверху на броне. 

Колонна получилась даже больше, чем рассчитывали. Пятнадцать БМП - от 

колесного транспорта решили отказаться сразу, потому что даже автоматная 

пуля прошивает кунг навылет, не говоря уже о гранате или мине. 

На наше счастье или наоборот, на город опустился густой туман. Вообще 

здесь довольно мерзопакостная погода зимой. Холодно, но снега нет, под 

ногами даже не грязь, а сплошное месиво, в котором вязнут ноги, и приходится 

их с большим усилием выдирать вместе с огромными комками грязи, налипшими на 

обувь. То же самое происходило и с техникой. Что же здесь будет весной? За 

ночь землю хоть немного подморозило, и поэтому мы рассчитывали, что под 

покровом тумана и по мерзлой земле нам удастся проскочить. Связисты еще раз 

сообщили всем нашим соседям и на "Северный", что колонна с ранеными выходит. 

Парадокс заключался в том, что все войска, невзирая на их 

принадлежность, работали на тех же радиочастотах и тех же позывных, на 

которых работали при входе в Грозный. То есть, сканируя радиоэфир в 

диапазоне от 3 до 30 МГц в течение дня, можно легко узнать, какая часть где 

находится и чем занимается, как зовут командира части, радиста, и много 

другой полезной и бесполезной информации. Кстати, противник тоже не 

отличался большим умом и сообразительностью, также работая на своих частотах 

и позывных, не уходя с них неделями. Короче, мы друг друга стоили. Служба 

радиоперехвата и дезинформации работала одинаково хорошо по обе стороны 

фронта. Но у чеченов было одно неоспоримое преимущество - они знали русский 

язык и могли нас на нем дезинформировать, а мы их на чеченском - нет. 

Нередко, как во время боев, так и в перерывах между ними, аборигены 

выходили на связь с нашими войсками и пытались вести пропаганду, в том числе 

и с помощью угроз. Так, с первых дней боев они нас окрестили "собаками". При 

освобождении нами железнодорожного вокзала они дезориентировали соседний 

артполк и последние, будучи уверены, что разговаривают с нами, в течение 

получаса добросовестно нас же и долбили. И такие случаи, к сожалению, были 

не единичны. Понадобилось время, чтобы - через систему кодов, паролей - мы 

перестали попадаться на чеченские уловки и хитрости, но немало до этого 

погибло и пострадало наших. И все равно, до самого вывода наша бригада и те, 

с кем мы взаимодействовали, продолжали работать на старых радиочастотах и 

позывных. Армейский маразм, ничего не поделаешь. К сожалению, он проявлялся 

не только в этом. И любые инициативы снизу принимались в штыки. 

И поэтому, отправляясь с колонной, мы отдавали себе реальный отчет в 

том, что о нашем выходе знало не только руководство "Северного", но и 

половина боевиков, находящихся в Грозном. И, тем не менее, понимая, может 

быть, самоубийственность нашего решения, мы пошли на это, потому что люди 

без соответствующей медицинской помощи могли просто погибнуть, а остальных 

они связывали, так как становились обузой и дополнительной мишенью, а в 

связи с предстоящим наступлением необходимо было еще подготовить места для 

новых раненых. И после недолгого колебания, вручив себя судьбе, мы 


Страница 21 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20  [21]  22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"