Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

всякий случай, до утра было все спокойно. А с рассветом пошли смотреть, что 

же там произошло. Нашли только обрывки черной кошачьей шерсти. Видимо кот 

сорвал одну растяжку, затем испугался взрыва, рванул и зацепил еще две. 

Последняя растяжка его погубила, или наша стрельба прикончила, не знаю. 

Жизнь походная шла своим чередом. Размеренно, спокойно. Днем мы 

обстреливали дорогу, связывающую Гудермес и Аргун, с позиций второго 

батальона она просматривалась на восемьдесят процентов, обстреливали 

пригороды Гудермеса. На склонах господствующего холма расположились позиции 

боевиков, охранявших подступы к городу. По разведданым, а также из 

радиобесед с духами узнали, что там обосновался неизвестный тогда еще никому 

Басаев Шамиль. Спецназовцы, что приезжали к нам в гости, охотно 

разговаривали с ним, вспоминали тренировочные лагеря ГРУ под Москвой, а 

также совместные операции в Абхазии, Осетии. Приглашали друг друга в гости. 

По ночам, а иногда и днем, позиции духов обрабатывали установки 

залпового огня. Иногда удавалось рассмотреть, как над головой проносятся 

смутные силуэты громадин. Мы называли их "телеграфными столбами" и 

"гуманитарной помощью братскому чеченскому народу". Когда работала 

реактивная артиллерия, было спокойно спать. Кунг раскачивался как люлька у 

младенца. Духи в эти ночи не смели показываться. 

И вот наступил день, который я до конца жизни не забуду. Двадцать 

первое марта. Накануне нас обстреливали минометчики. По КП выпустили всего 

пару мин, одна из которых попала в жилой дом, после этого обстрел 

прекратился, а вот второму и третьему батальону досталось крепко. Почти до 

утра шел массированный обстрел. И, по всей видимости, огонь корректировался, 

потому что стреляли и по закрытым, заглубленным позициям, не видимым для 

противника. Эти корректировщики и радисты нас за время войны достали 

здорово. За ночь никого не убили. Но было трое раненых, их срочно отправили 

в Петропавловку для оказания квалифицированной помощи, а оттуда -- на 

Северный. Духи били тоже с закрытых позиций, и поэтому по вспышкам мы не 

смогли определить позиции минометной батареи. Кое-как примерно вычислили и 

ответили своим минометным огнем, а потом уже и навели собственную 

артиллерию. После седьмого залпа духи заткнулись. 

По утру стоял туман. Особых дел не было у нас с Юрой. Маялись от 

безделья. И вот поступает сообщение из второго батальона, что поймали 

женщину, которая шла в Гудермес. Под покровом тумана, обутая в легкую обувь, 

она, как тень, прошла уже большую часть секретов и блок-постов второго 

батальона и, проходя окопы, наткнулась на наших офицеров. Те ее быстро 

остановили. Быстро осмотрели. Хоть и война, но глубокого, как положено, 

обыска не делали. Постеснялись. Зато в сумке обнаружили бинты, вату, а в 

подкладке кофты наш миниатюрный пистолет ПСМ. При задержании пыталась 

вырвать его, но не успела. 

Комбат тут же доложил о ней на КП. Пистолетик, правда, замылил себе. 

Когда ее на БМП привезли к нам, то офицеры первого батальона признали в ней 

ту самую женщину, что видели тринадцатого марта, во время нашего первого 

неудачного перехода. И они же предположили, что это она корректирует 

духовскую артиллерию. 

Допрос проводили трое. Я, Юра и генерал. Сели в маленькой комнатке 

позади спортивного зала, в котором находился постоянно начальник штаба и 

оперативное отделение, а также по вечерам проводились совещания. 

Если бы был мужчина, то было все просто, но здесь, с женщиной... Первый 

раз нам довелось допрашивать женщину. И она была симпатичная. Паспорта у нее 

не было. В этом ничего удивительного нет. После прихода Дудаева к власти и 

объявления им суверенитета, в паспортах местных жителей, принявших 

гражданство Ичкерии, ставился штамп с гербом, и делалась соответствующая 

запись. Поэтому все нестарое население, чтобы не дразнить наших солдат, 

носило комсомольские билеты. И вот и у нее тоже был комсомольский билет. По 

нему выходило, что звали ее Сагулаева (в девичестве -- Бердидель) Хава 

Дадаевна, 1962 г. рождения. 

Начали мы культурно, вежливо, без психологического давления. Но она 

продолжала упорствовать. Как попугай повторяла одну и ту же версию. Что была 

в Грозном и вот сейчас идет домой, в Гудермес. Муж ее погиб в первые дни 

войны под бомбежкой (оснований для теплых чувств к нам у нее, следовательно, 

нет), в Гудермесе сестра осталась с ее маленькой дочерью. Корректировщицей 

не выступала, тринадцатого марта в Ильинке не находилась. 

Еще раз вызвали группу офицеров, и они ее уверенно опознали. Связались 

с блок-постами: при прохождении местных жителей записывались их данные. 

Оказалось, что в предшествующие дни через блок-посты со стороны Грозного она 

не проходила, остальные дороги, ведущие к столице Чечни, были заминированы 

как нашими, так и боевиками. 

По всему выходило, что она пряталась где-то неподалеку и, возможно, 

выступала корректировщицей, а может и "маршрутницей", т.е. собирала данные о 

дислокации наших частей и по радио передавала противнику. На женщину во 

время войны меньше всего обращаешь внимание. Только нельзя забывать, что 

здесь приходится воевать не с регулярной армией, а со всем народом. 

Разведчики, давно уже не видевшие пленных (а к лазутчикам у них свой, 

особый счет), уже несколько раз просили отдать Хаву им. Она в ужасе кричала, 

чтобы не отдавали. Мы разыгрывали "доброго-злого" следователя. Юра был 

добрым следователем, я -- злым, а генерал -- независимым судьей. Когда она 

начинала запираться, я налегал на ее психику, требовал признания. Стращал 

всеми карами. Нам необходимы были позиции духов в Гудермесе, чтобы 

раздолбить их, а затем уже входить в город без потерь. 


Страница 142 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141  [142]  143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"