Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

спирта и командирский -- водки. 

Зацепили трос на полузатонувшем танке, привязали ко второму танку. 

Дернули. Трос напрягся, взревел двигатель, гусеницы зарылись в землю, 

полетели комья земли, танк дернулся раз, другой, третий, но, увы, 

безрезультатно. Духи взвыли на том берегу от радости и усилили огневой 

натиск. Казалось, что запасы гранат для РПГ у них бесконечны. По 

радиостанции запросили подмогу. Подошел еще один танк. Огнем из БМП и 

ручного оружия вновь отогнали духов. 

Снова солдаты ныряли в ледяную воду, цепляли второй трос, на этот раз 

удалось с первого раза, и два танка, как мифические кони, разом дернули и 

потащили своего увязшего в грязи собрата. Медленно, неохотно многотонная 

махина дрогнула и начала выползать на наш берег. Завели двигатель и помогали 

выбираться. С крутых боков лилась вода, грязь, висевшая кусками, 

отваливалась. Мы ликовали! 

Деревню предупредили, чтобы вернули председатели из Петропавловки и, 

что если повторится подобный фокус с засадой возле их деревни, мы их сожжем. 

Никто не собирался этого делать, да и не позволили бы нам это сделать, но 

тем не менее угроза подействовала. Через сутки вернулся председатель, 

правда, на кой ляд он нам нужен был? Но Буталов и наш генерал радовались. 

Теперь он постоянно присутствовал на КП. Прямо как вражеский агент. 

Вновь пришла замена офицерам. Дал адрес жены и деньги на телеграмму. 

Надо же поздравить с 8 Марта. 

Время шло. Наступило восьмое Марта. Женщин в бригаде не было, но 

отпраздновали его мы пышно. С тостами, с салютом за наших жен, матерей, 

сестер, подруг, любимых. 

После праздника сообщили, чтобы готовились к наступлению и перемещению. 

Команда была дана только войскам, сосредоточенным на Западном направлении. 

Южное направление оставалось без движения. Нас на Западном было немного. Мы 

-- Сибиряки, по хребту полз 125 артполк из Питера, возле Аргуна сборная 

бригада из Ульяновска, вместе с полком МВД, на подходе, говорят, свежие 

части. Может нам на замену? 

 

Вторую неделю дождь лил, как из ведра, не переставая ни на минуту. Как 

можно было передвигаться в такой каше? И вот тринадцатого марта был получен 

приказ. Чтобы все Западное направление поднялось и переместилось в заданные 

районы. И наша бригада поднялась и пошла. Оставили в Петропавловке только 

лишь медроту, ОБМО, рембат, а остальные -- вперед. И пошли, пошли, пошли. 

Необходимо было переместить КП в станицу Ильинская, а также занять 

позиции северо-западнее станицы, в сторону Гудермеса. И вот представь себе, 

читатель, такую картину, когда нет гравийной дороги, и вся бригада ползет по 

глинистой дороге, ежесекундно рискуя сорваться, съехать в глубокий овраг, 

который примыкает вплотную к дороге. 

При подходе к деревне начался минометный обстрел. Били из-за деревни. 

Прицел был неверный, но постоянно кто-то его корректировал, и поэтому с 

каждым новым выстрелом мины ложились все ближе и ближе. С господствующих 

высот начался обстрел из ручного автоматического оружия. А мы ползли, как 

черепахи, постоянно сталкиваясь, мешая друг другу. Слава богу, духам пока не 

везло. 

Первый и второй батальон обошли по полям станицу и вырвались на поля. 

Там также их ждал противник. Как могли, разъехались с дороги, спешились и 

начали окапываться, приняли бой. По радиостанции сообщили, что спугнули 

каких-то двух женщин, что сидели в кустах. Может быть корректировщицы. Все 

матом в эфире обругали их. Тут бой идет, а они за какими-то бабами будут по 

полям скакать! Идиоты! Нашли время! 

Никогда, читатель, не пробовал окапываться в глине после двухнедельного 

дождя? Земля, не земля, а масло. Лопата скользит, не цепляясь. Сверху летят 

с противным воем мины и падают с чмоканием в жижу, а спустя полсекунды 

взрываются, поднимая вместе с осколками огромные фонтаны грязи. И ты 

вынужден при каждом этом свербящем душу вое плюхаться брюхом, мордой в эту 

ненавистную жижу и пережидать разрыв. Мерзость, должен я тебе доложить. 

Кое-как вычислили местонахождение противника и сами, из БМП, танков, 

навели собственные САУшки, начали долбить духов. Это здорово! Столько дней 

не было такого массированного огневого контакта, не было полноценного боя. 

История с завязшим танком -- это больше похоже на стычку, а не на бой. Может 

кто-то со мной не согласится, это мое субъективное мнение. 

Но именно тогда все было как в Грозном. Снова адреналин бушевал в 

крови, все тот же привкус крови во рту. Страх, замешанный на азарте в душе, 

сумасшедший блеск в глазах. Я снова в деле! 

Вперед! Вперед! Перекатом, в полуприсяде, до ближайшего кустарника. Юра 

рядом, в паре метров Пашка тоже прилаживается и поливает кустарник на крутом 

холме из автомата. Юра встает на одно колено и стреляет из подствольника, мы 

с Пашкой его прикрываем. Тут же рядом и другие офицеры и солдаты стреляют, 

окапываются. Первый шок от внезапного нападения прошел. Засиделись мы за это 

время. Забыли что такое настоящий бой. Зажирели. Мышечная память начинает 

работать. Перекат, перекат, очередь. Что-то шевелится, очередь туда, для 

верности еще одну. С Юрой работаем в паре хорошо. Он видит направление моей 

стрельбы и также посылает туда пару гранат. Один из разрывов гранат 

отличается от прежних. Одновременно с ним слышится крик. Кому-то из духов 

звиздец. 

И вот духи дрогнули, попятились. Дави их, мужики! Ату, фас! Все это 

почувствовали, усилили натиск. Даже без оптики видно, как духи удирают. 

Кусты шевелятся, в просветах мелькают их спины. По радио тоже передают, что 

подобная картина и у первого и второго батальона. Тесним духов! Победа! 

Первая за столько дней ожидания. Живем, мужики! Вперед! 

И тут кто-то вмешивается по радио и отдает какую-то непонятную команду. 

Сначала никто толком не сообразил что к чему. Думали, что духи шалят, 


Страница 140 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139  [140]  141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"