Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

У каждого офицера штаба была своя машина. У нас с Юркой Рыжовым был 

ГАЗ-66 с фанерным кунгом. Хотя многие офицеры предпочитали короткие минуты 

отдыха проводить в подвалах, мы с Рыжовым любили наш кунг. Был у нас и 

водитель Харин Пашка, ростом метр семьдесят, широк в кости, рожа широкая, 

почти всегда улыбающаяся, глазки маленькие, зато волосы рыжие, по солдатской 

моде почти обритый затылок и развевающийся чуб. По своей натуре Пашка был 

жук, жулик, проныра, но я неоднократно наблюдал его в бою, он много раз 

выводил из-под обстрела машину вместе с нами, и поэтому мы его любили и 

доверяли ему. А в мирной жизни этот Пашка был самовольщиком, злейшим 

нарушителем дисциплины, любителем заложить за воротник, бабником. Там, 

откуда мы прибыли, его дожидалась беременная невеста. До увольнения в запас 

ему оставался год. Пашка знал буквально все, что происходило в бригаде, 

поддерживая теплые дружеские отношения со всеми бойцами штаба, узла связи, 

столовой. Он снабжал нас всеми новостями, некоторые вещи он узнавал раньше 

нас, получая информацию от связистов, что давало нам время подготовиться и 

при обсуждении у командира или Саныча давать толковые ответы и предложения, 

в то время как другие только еще переваривали полученную информацию. 

Командование ценило нас за эти советы и почитало за грамотных офицеров. 

Конечно, мы и сами не лыком шиты, но это тоже не мешало. 

Подойдя к машине, я с удовлетворением отметил, что Пашка успел за день 

наполнить бумажные мешки песком и обложить ими машину. Теперь можно дышать 

спокойней, и из трубы над входом вьется дымок, значит, есть тепло, горячая 

вода, сухие сигареты. Я подошел к двери и, не открывая ее, позвал: 

- Пашка! Ты где? 

- Я здесь, товарищ капитан. Охраняю. 

Из сумерек вынырнула Пашкина фигура, я посмотрел на место, выбранное им 

для охраны, и про себя отметил, что толково сделано. 

- Ну что, мой незаконнорожденный сын, чем отца порадуешь? Как ты себя 

вел? - шутливо я обратился к Пашке. 

- Все хорошо, Вячеслав Николаевич. Вот, машину обложил песком, 

продуктов достал. 

С продуктами была проблема, так же как и с матрасами, нательным бельем, 

обмундированием. Тыловые колонны отстали еще на "Северном", не имело смысла 

их тащить под многочисленными обстрелами. Только наливники с охраной под 

обстрелами подвозили нам горючее для машин и дизель-электростанций. Конечно, 

у каждого солдата, офицера в каждой машине, БМП, танке запас тушенки, каш 

консервированных с мясом всегда был, но разве это еда? Так, прямой путь к 

язве желудка. Поэтому все без исключения постоянно занимались добыванием 

себе пропитания. 

Вот и при штурме этого милого бывшего детского садика в подвалах были 

обнаружены приличные запасы продовольствия и спиртного. Многое мы уже съели 

и выпили, но мы также знали, кто нагреб больше всех продуктов и спиртного, 

и, пользуясь когда личным обаянием, когда изворотливостью и нахальством 

Пашки, периодически раскулачивали связистов. 

- Сынок, - обращаясь к Пашке и влезая в кунг, - какими разносолами и 

заморскими настойками ты порадуешь своего старого больного отца? 

- Голландская ветчина, баранина копченая, сардины, по-моему, 

французские, и две бутылочки коньячка, по этикетке тоже французский, - 

отрапортовал он. 

- Вода горячая есть? - поинтересовался я, снимая с себя оружие, бушлат 

и прочую амуницию. 

- Есть, полный чайник, - доложил Пашка, закидывая автомат за спину. 

- Идем польешь, а потом ужинать, - я уже успел насладиться теплом в 

кунге и сейчас с большой неохотой шагнул в сумеречный мороз, тем более что 

пришлось раздеться. 

Я начал долго и старательно умываться, отфыркиваясь, как кот, и 

выплевывая забившую ноздри и рот пыль. Бани пока не было, и поэтому мы 

набрали в аэропорту освежающих салфеток и какого-то дешевого польского 

одеколона и, периодически раздеваясь догола, обтирались ими. Нижнее белье 

просто выбрасывали, надевая новое. 

Пока я, вернувшись в кунг, вновь одевался и протирал автомат ветошью, 

Пашка нарезал ветчину и вонючие копченые бараньи ребрышки, открыл банку 

сардин. В центре стола водрузил нераспечатанную бутылку коньяка с надписью 

"Hennesy". Я открыл бутылку и понюхал содержимое, пахло неплохо. Разлил по 

пластмассовым стаканчикам. Себе побольше, Пашке поменьше. Поднял стакан, 

посмотрел на свет, взболтнул, еще раз понюхал, запах мне определенно 

нравился. 

- Ну что, Павел, за удачу. 

Чокнувшись, мы выпили. 

- Вячеслав Николаевич, а снайпера почему не привезли? 

- Сам знаешь, наверное. Клей, Семен, Американец да и другие уже успели 

рассказать? Умер он от сердечной недостаточности и от полученных ран, а 

остальное - не твоего ума дело. Рассказывай, какие новости. Война еще не 

кончилась? 

-Не-е-ет, - протянул Пашка, - не кончилась, а вот дан приказ 

форсировать взятие гостиницы "Кавказ". Обещают поддержать авиацией. А потом 

всю бригаду кинут штурмовать площадь Минутку с дворцом Дудаева. 

- Вот там и ляжем, потому что одной бригадой самоубийственно штурмовать 

такой комплекс. Что еще? 

- Во втором батальоне начальника штаба ранило. И сидит там вместе с 

ними певец Шевчук из "ДДТ". Слыхали об этом? 

 

 

Глава 3 

 

- Нет, этого я не слышал. Что он там делает? 

- Да ничего, приехал на "Северный" концерт давать, а там и попросил, 

чтобы на передовую его вывезли. Всю свою бригаду оставил в аэропорту, а сам 

попал к нашим, кто же знал, что второй батальон потом обложат так, что и не 

выберешься. Вот там и сидит, мужики по рации сообщили, что парень классный, 

не боится, сам в бой рвется. 

- Сейчас, чтобы его вытащить, глядишь, и бросят на прорыв 

дополнительные силы и возьмут "Кавказ". А там и всех раненых на "Северный" и 

вывезут, а там домой. 

- Москвич, который приехал, все ходил да выспрашивал у солдат, как 


Страница 14 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  [14]  15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"