Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

осколками гранат труп боевика. Уже темно, чтобы его рассматривать, 

выворачивать карманы. Выходим в коридор. Остальные наши ушли далеко вперед. 

В помещении уже ничего не видно. Только вспышки выстрелов и оглушительные в 

замкнутом помещении разрывы гранат озаряют высокий коридор. Постепенно все 

стихает. Второй этаж наш! 

Странно, но с каждым новым боем, с каждой перестрелкой уходит жалость к 

боевикам. Поначалу терзали какие-то сомнения, что мы сюда пришли как 

завоеватели, мучила мысль, что я в какой-то степени оккупант, может, даже и 

убийца. А сейчас все до лампочки. Месть и все. Не более того. Все ясно как 

белое и черное. Мы хорошие, они - плохие. Постепенно азарт боя сходил на 

нет. Наваливалась усталость. Хотелось спать. Бойцы активно обсуждали 

прошедший день. Каждый, перебивая друг друга, рассказывал запомнившиеся 

эпизоды. Два бойца вернулись с первого этажа. Один из них, судя по репликам, 

был ранен в плечо. Медики, которые были в подвале, прямо на месте 

оперировали тяжелораненых. 

Бойцы вырывали из своих драных бушлатов куски ваты, верхней материи и, 

смастерив факелы, запаливали их. Вокруг собралась толпа любопытствующих. 

Один из солдат разделся. Тут, при неверном свете, все увидели, что правое 

плечо бойца все в крови. Кто-то дал фляжку то ли водки, то ли спирта. 

Сначала дали сделать большой глоток раненому, а затем начали очищать от 

грязи и запекшейся крови рану. Тело солдата дергалось от прикосновения ваты 

из индивидуального пакета, смоченной жидкостью. Чтобы не кричать от боли, он 

засунул в рот кожаный ремень и всякий раз вгрызался в него зубами. Из 

уголков рта текла слюна, боец тыльной стороной ладони смахивал ее на пол. По 

лбу катился пот, заливая глаза. Окружающие его поддерживали, подбадривали, 

старались разговорами отвлечь от боли. 

Его друг, вооружившись штык-ножом, помогая себе трофейным стилетом, 

расширял рану, ища осколок. Старался не причинять боли, но раненый морщился. 

Ему предлагали сделать инъекцию обезболивающего, но он, сдерживая вопли 

боли, стиснув зубы, посылал окружающих подальше. 

Наконец "хирург" добрался до осколка. Все понимали, что его надо 

выдернуть очень быстро, иначе пациент потеряет сознание от боли или, того 

хуже, может умереть от болевого шока. На войне все поневоле становятся 

неплохими медиками. Знания лишними никогда не бывают. 

Из подсобных материалов "врач" соорудил ножницы. Рядом стоящие взяли 

покрепче пациента. Он напрягся в ожидании рвущей тело и мозг на части боли, 

стиснул ремень покрепче зубами. Даже при этом плохом освещении было видно, 

что скулы побелели от напряжения. Глаза зажмурены. Сильнее, чем прежде, по 

лицу катятся крупные капли пота. 

Его товарищ осторожно погрузил в рваное плечо импровизированный захват, 

ухватил осколок и рывком дернул его на себя. Раненый взвыл, дернулся резко 

назад, затем так же резко вперед. Из плеча хлынула кровь. Рядом стоящие 

солдаты судорожно рвали оболочки на индивидуальных медицинских пакетах, с 

треском лопалась плотная бумага, летели на пол булавки, спрятанные в каждом 

пакете. Рывком разматывали бинты. При этом все соблюдали осторожность, чтобы 

не касаться внутренних поверхностей пакетов. Сноровисто промокали кровь. 

Пытались бинтовать, но кровь мгновенно пропитывала все тампоны и стекала по 

голой спине. Или были задеты крупные сосуды, или у парня плохая 

свертываемость крови. Все отдавали себе отчет, что он мог истечь кровью и 

погибнуть. Кто-то в темноте отстегнул магазин от автомата и начал 

вытаскивать патроны. Не хотелось применять этот варварский способ остановки 

крови, но выхода не было. Мелкие раны в армии, как правило, засыпают 

сигаретным пеплом, а крупные - порохом. 

Из темноты в круг тусклого света выдвинулся боец, в руках он держал два 

открытых патрона. Быстро убрали тампоны и бинты. Подошедший одним движением 

высыпал порох на рану. Один из факельщиков поднес огнь к пороху. Тот 

мгновенно вспыхнул, на секунду ослепив присутствующих. Раненый подскочил 

вверх. Но все увидели, что кровь остановилась. Все одобрительно заговорили. 

Подбадривали его, плечо быстро и аккуратно забинтовали. Осколок обмыли 

водкой и вручили на память раненому. Остатки водки его заставили выпить. 

Все, операция закончилась. Впереди была долгая холодная ночь. Очередная 

зимняя ночь в Чечне. 

Тем, кто сыпал порох бойцу на рану, оказался Юра. Он подошел и молча 

протянул сигарету. Жив чертяка! Мы закурили. Мы были страшно рады видеть 

друг друга. Молча куря, улыбались друг другу. 

Напарник молча вытащил из левого кармана какой-то предмет и показал 

мне. Освещение было никудышное. Я наклонился и сильно затянулся. При свете 

красного огонька сигареты увидел, что это ручная граната. Вывернутый запал 

лежал рядом на ладони. Юра тоже носил в кармане бушлата "заветную" гранату! 

Значит, пока, не пришло наше время! 

- Не использовал? - спросил я. 

- Пока нет. Ты где был? Хотел с тобой рядом быть, а ты куда-то 

потерялся. 

- Хрен, его знает, Юра! Все побежали - и я за ними. Думал, что за 

пивом, а они меня сюда завели. 

- За пивом очередь была бы, а тут духи. Как ты? 

- Цел. Уши слышат. Все великолепно. 

- Ну-у. Прямо великолепно? - в его голосе слышался скепсис. 

- Мы с тобой живы? Живы! Целы? Более-менее! В духовском рейхстаге сидим 

на втором этаже. Что нам еще надо? 

- Пожрать да выпить! 

- Поднимись на этаж выше, попроси. 

- Они нальют! Как ночевать будем? 

- Хрен его знает, Юра. Как-нибудь. В подвал не спустишься - там 

импровизированный госпиталь. Как только они оперируют - ума не приложу. 

- Также, как и мы здесь - при свете факелов. 

- Ни фига себе! Конец двадцатого века, а проводим операции при свете 


Страница 116 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115  [116]  117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"