Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

почти ничего не видно. Бойцы вытаскивают окровавленные тряпки из всех углов 

и выбрасывают их на улицу. Это все, что осталось от оборонявших первый этаж. 

Нам здесь ночевать, и нет ни малейшего желания проводить время рядом с 

останками своего врага. 

Послышался шум, возгласы, крики. У входа в подвал замаячило пламя 

факелов. Все подались туда. И увидели, как выносят на руках и самодельных 

носилках трупы наших солдат. Кто-то был в бушлате, кто-то раздет донага. На 

телах многих следы страшных пыток. У многих перерезано горло - типичная 

казнь боевиков. У кого-то выколоты, выбиты глаза. Пальцы рук превращены в 

кашу. У двух человек ступни отпилены. Злость, гнев, рев, рык, крик ужаса 

одновременно пронесся по этажу. Не будет духам пощады. Только смерть. 

В этом же подвале сидел со своей свитой всемирно известный демагог 

Королев. И в этом же подвале мучили, пытали до смерти наших солдат. Таких же 

граждан, что и он, его соплеменников. Какое же право он имеет говорить о 

наших бесчинствах?! Он такой же моральный урод, как и те, что находятся 

сейчас выше нас в этом здании! Гад он! 

Все стояли и смотрели. Рев сменился глубоким молчанием. Кто был в 

касках, подшлемниках, шапках, сняли их и молча, скорбно провожали своих 

товарищей в последнюю дорогу. Домой. Мы не успели, не смогли вас спасти. 

Простите нас. 

А трупы все выносили и выносили. Никто не считал, сколько их было. Но 

не меньше пятидесяти. Когда скорбная вереница вышла на улицу, сверху 

раздалась стрельба. Духи стреляли по тем, кто нес своих убитых товарищей. 

Кто-то закричал. Так могут кричать только раненые или те, кто находится 

рядом с ними. 

Крови врагов, крови. Жажда мести овладела нами. Вперед, вверх! 

Никто не давал команды, но все побежали к двум лестницам, ведущим на 

второй этаж. Сверху духи попытались встретить нас плотным огнем, но злость, 

как и взаимопонимание, были настолько сильными, что все стреляли залпом из 

подствольников. Не было уже криков победы, упоения боем. Месть - только одно 

это слово струилось у всех сквозь сжатые зубы. Плевать на все. Они не дожны 

жить. 

Шаг за шагом, мы медленно продвигаемся на второй этаж. Прямо на 

ступенях лежат трупы боевиков. Шагаем по ним. Для нас уже это не люди, они 

вещи. Все внимание сосредоточено только на предстоящей цели. Забывая 

смотреть под ноги, я наступаю на труп боевика. Нога утопает в чем-то мягком 

и противном. Не смотрю вниз, брезгливо отталкиваю труп в сторону. Почти 

ничего не видно, только в разбитых окнах первого и второго этажей гуляет 

ветер. Противника не видно. Темно. Сейчас начнется игра под названием "У 

кого не выдержат нервы". Духам нас тоже не видно. Кто первым выстрелит, тот 

и покажет свое местоположение, тот первым и погибнет. И поэтому никто из 

наших не курил, не разговаривал, ступали осторожно. Кто-то из бойцов 

подобрал и кинул банку из-под консервов. Звякнув, она покатилась дальше. Тут 

же из трех углов раздались очереди. Мы тут же зафиксировали эти три ярко 

горящие в полумраке звезды и открыли огонь. Со второй лестницы, по которой 

тоже поднимались наши люди, открыли огонь. И тут же зажглись новые звезды, 

длинными очередями мы прошивали пространство второго этажа. Пули с противным 

визгом рикошетили от колонн. На месте оставаться было опасно, и поэтому все 

рассредоточились. 

Кувырок через плечо, выход на колено, очередь, еще одна. Перекат, из 

положения лежа - очередь. Не разгибаясь, в полный рост короткими перебежками 

- вперед. Прерывистое дыхание постоянно сбивается. От напряжения и 

физических упражнений опять вспотел. Под ногами и телом во время маневров 

скрипит битое стекло, ноги часто разъезжаются на стреляных гильзах. Но 

только вперед, только движение. Остановка - смерть. За спиной слышу топот 

ботинок - поднимаются наши бойцы. На первом этаже было легче. Там свободное, 

простреливаемое пространство, а здесь много кабинетов. Коридор имеет углы. 

Метр за метром, сдерживая бешеное сопротивление духов, отрезая их от 

лестниц, лифтовых шахт, мы продвигаемся вглубь. Когда дошли до кабинетов, 

начали, как обычно, зачищать помещения. Дверей почти не было, их не надо 

выбивать. Одна-две гранаты, очередь, следующий кабинет. Слева кто-то громко 

вскрикнул, и раздались отчаянные маты на чисто русском языке. Наши. Судя по 

репликам, кого-то ранило осколком собственной гранаты. Было слышно, как его 

потащили на первый этаж. Духи тоже кидали гранаты, били почти в упор из 

подствольников. Все чаще уносили наших. Кто-то из них будет "трехсотым", а 

кому-то предстоит стать и "двухсотым". 

Но не думал я сейчас об этом. Вперед, только вперед. Опять во рту 

солоноватый привкус крови, опять адреналин бушует в жилах. Страх и азарт - 

вот те чувства, которые движут мужчинами во время боя. Вместе они образуют 

гремучую смесь, готовую взорваться, выделяя огромное количество энергии. 

Вперед. Очередной кабинет. Полусогнувшись, подходим к дверному проему, 

не доходя пары шагов, выдергиваем кольца и кидаем две гранаты. При этом 

стараемся забросить их за угол, чтобы осколками не задело нас. Отскакиваем и 

прижимаемся к стене. Гремят два взрыва. Эхом им откликаются тоже взрывы из 

другого конца коридора. Прыжком появляемся в дверном проеме и расстреливаем 

пространство помещения. От души стреляем длинными очередями от живота. Одна, 

вторая, по всему кабинету. Нет вроде никого. Разворачиваемся, чтобы уходить, 

и в спину несется очередь. Кто-то остался. Никого не задел, гад. Снова летят 

гранаты, стреляем из подствольников, порядка шести гранат послали в кабинет. 

Тихо. Опять врываемся и снова от живота расстреливаем пространство кабинета. 

Шаг за шагом продвигаемся вперед. Стреляем не жалея патронов и только 

периодически меняем рожки у автомата. Натыкаемся на полуразорванный 


Страница 115 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114  [115]  116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"