Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

тебя, нельзя идти в ночь. 

- Пошел на хрен. У меня все хорошо. Я спокоен. Мне хорошо. Таким 

спокойным не был никогда. Не исключаю, что это реакция на прошедшую ночь. Но 

я хочу, и я пойду в ночь. И наплевать на приказы. Я понимаю, если бы мои 

знания и опыт были необходимы для принятия решения, но в данной ситуации это 

просто жалость. Так что, ребятишки, я вас уважаю и очень люблю, но пошли вы 

в задницу, - даже произнося это, я был спокоен как удав. Никаких эмоций. 

Только один голый, трезвый разум. 

Остаток времени мы провели, распив пару порций спирта. Старались как 

можно меньше закусывать. Юра устал напрягать горло, разговаривая со мной. А 

мне не хотелось устраивать театр одного актера. Не хотелось произносить 

монологи. Я был спокоен, и не хотелось нарушать это хрупкое равновесие своей 

души сотрясанием воздуха. 

В полном молчании прошло время. Я не рассуждал, не мечтал, не 

вспоминал, просто смотрел, следил за происходящим. Боекомплект свой 

пополнил. Флягу заполнил водой, одним словом - готов. 

На этот раз мы с Юрой пошли в составе остатков первого батальона. Рядом 

шел Серега Казарцев. Соседи начали штурм, завязался бой, но духи не были 

дураками и поэтому ждали нас. Мы только смогли окопаться на площади. Через 

десять минут после начала боя поступила команда от Буталова на штурм. Мужики 

на площади открыли огонь по Дворцу. Тем самым они загнали духов, прижали их, 

а мы воспользовались этим фактом и рванули вперед. Я заранее сообщил и 

примерно обрисовал Юрке маршрут движения. Но нашим планам не суждено было 

сбыться. 

Духи вновь открыли ураганный огонь. Часть бойцов второго батальона не 

выдержала потерь и ушла назад, под прикрытие стен Госбанка. Была секунда, 

даже мгновение, когда казалось, что вся бригада готова повернуть назад. Но 

что-то удержало людей на месте. Дрогнули, но не повернули, не побежали, не 

показали в очередной раз спины противнику. 

Я слегка вспотел от этой беготни, но сохранял спокойствие. Равновесие в 

душе. Старался обегать трупы и не хотел подойти к тому месту, где провел 

ночь. На том месте остался лежать мой бронежилет. Солдат, который побежал на 

помощь и был убит, лежал на том же месте, в той же позе. Все это увидел 

боковым зрением, не было ни малейшего желания вновь окунаться в те 

переживания, которые уже прошли сквозь сознание. Воскресить его я не смогу, 

а помнить придется до самой смерти. 

Бригада мчалась вперед как шальная. На духов наседали со всех сторон. 

Только вперед. Мы бежали вперед, только вперед. Не прошло и часа с тех пор, 

как мы с Юрой оказались под стенами Дворца. Духи стреляли в нас сверху, вход 

в подъезд они взорвали, и поэтому ворваться было сложно. Из-за стен Госбанка 

наши танки начали стрелять по духам, уничтожая их огневые точки. Противник 

тоже не оставался в долгу, он бил по Госбанку. Обвалился кусок стены. И тут 

замполит бригады Сергей Николаевич Казарцев сделал то, что впоследствии 

долго обсуждалось. Солдаты, которые в первые минуты боя не смогли справиться 

со своим страхом и повернули назад, находились в непосредственной близости 

от рухнувшего обломка стены. Они сидели, скованные ужасом. Вели хаотичную 

стрельбу по Дворцу, тем самым привлекая к себе все больше внимания духов. По 

ним велся интенсивный огонь. Казарцев рванулся к ним. Подбежав, кого 

пинками, кого матами поднял с земли и повел за собой. С точки зрения ведения 

боя это было форменное безумие. По открытой местности он пробежал сначала 

один, а потом привел за собой, под стены Дворца, бойцов. 

Как мы, так и духи были поражены поистине героическим поступком Сергея. 

Мы, как могли, прикрывали его. Но для духов это было чем-то вроде охоты на 

зайцев. Спорт. Они азартно стреляли сначала по одному Сереге, а потом, когда 

он вел бойцов обратно, по всей группе. Я с замиранием сердца оглядывался на 

эту сумасшедшую гонку. До этого не понимал, что значит - с замиранием 

сердца. Оказывается, это, когда ты смотришь и не дышишь. Все мысли, чувства 

находятся там, с нашими ребятами. Даже не видя их, как они бегут, ощущаешь 

затылком, кожей, где они сейчас находятся, что они в данный момент делают. 

Сам стреляешь вверх по духам. Стараешься привлечь их внимание к себе. И 

только когда меняешь рожок у автомата, искоса, через спину кидаешь взгляд на 

бегущие фигурки. Вот они вроде и близко, но как долго им еще бежать! Из 

подствольника к духам гранату не забросишь. Слишком крутая траектория. 

Стреляем длинными очередями. Все что угодно, лишь бы только отогнать духов 

от окон, оттянуть их внимание, огонь на себя. С каждой секундой наши все 

ближе, ближе. И духи сатанеют. Они тоже начинают стрелять длинными 

очередями, веером по площади. Быстрее, поднажмите, мужики! Вы можете! Жми, 

Серега! 

Но, видимо, Бог был на нашей стороне, и ребята, благополучно пройдя 

сквозь стену огня, присоединились к нам. Никто из них не верил, что выжил. 

Они ошалело оглядывались. Что-то радостно кричали. Мы их принимали, хлопали 

по плечам, подбадривали. Но героем был, конечно, Серега. Небольшого роста, 

худощавого телосложения, своим поступком он каждого из нас заставил 

по-новому взглянуть на себя. 

Без всякого приказа, рискуя собой, он вывел людей, спас их. До этого 

момента я с большой прохладой относился к многочисленному отряду замполитов, 

но и среди них попадаются настоящие мужики. Молодец Сергей! От него валил 

пар. Ему протянули фляжку с водой, не отрываясь, он выпил ее всю. Все, кто 

был рядом, старались поздравить Серегу с этим кроссом. Раньше, в годы 

Советской власти, за такие подвиги давали Героя. Сейчас ничего, кроме 

благодарности тех солдатских матерей, чьих сыновей он спас, он не получит. 

Да и их не услышит никогда. Так помолитесь, мамы, за человека большой души - 

Сергея Николаевича Казарцева. Дай бог ему здоровья. 


Страница 113 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112  [113]  114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"