Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

пару секунд это пройдет. Курили молча, сжигая в затяжке такое количество 

табака, что при обычных обстоятельствах хватило бы на три. Последняя затяжка 

уже жгла губы и пальцы. А на вкус была отвратительно горька. Кончик сигареты 

был желтый от никотина. Юре досталась последняя. Он затянулся, с сожалением 

посмотрел на окурок и выбросил его. Это торопливое курение не принесло ни 

облегчения, ни удовольствия. В легких стоял комок. Но чувство никотинового 

голода на какое-то время было удовлетворено. 

- Как самочувствие, Слава? 

- Жить можно. Обедали уже? 

- Не знаю. Я недавно вышел. Жажда была страшная. Сейчас, вроде, 

полегчало. Осталось пожрать да перекантоваться до вечера. На площадь-то 

пойдешь? Может, все-таки к врачу? 

- На хрен. На площадь пойду, у меня к духам свой счет. Пусть заплатят 

сполна. 

- Что, крыша съехала? 

- Не то слово. Оторвалась и улетела. Мозгов уже давно тоже нет. 

- А как же Москва и все такое, что ты пару дней назад говорил? 

- До Москвы мы еще, может, и доберемся, а сейчас за того пацана, что 

умер на руках, надо поквитаться с духами. Они рядом. Вон только перевалить 

площадь, - я кивнул головой в сторону Дворца, - там всем работы хватит. 

- Не увлекайся, - предупредил Юра. - Смотрю, что действительно после 

контузии мозги у тебя съехали. 

- Юра, я пытался этого пацана спасти. А когда дал последнюю сигарету, 

он умер. У меня на руках умер. 

- Это его кровь у тебя на бушлате? 

- Его. 

- Понятно, у тебя появился комплекс вины перед умершим. Ты, наверное, 

считаешь, что он умер из-за твоей последней сигареты? 

- Отгребись. Психологию я тоже изучал. Здесь дело не в комплексе вины. 

Понимаешь, вся государственная система настолько прогнила, что ее надо 

менять. Это не демократия, когда из-за чьих-то гнилых амбиций гибнут парни 

на своей территории. Не знаю, как толком тебе объяснить. 

- Так после войны иди в политики. Говорить ты умеешь. 

- Ты что, меня за шакала держишь? 

- Тебя не понять. 

- Я сам разобраться в себе не могу, но начинаю ненавидеть свою страну. 

- Пиши рапорт и езжай отсюда. Тут быстро его подпишут. 

- Не могу, чувствую, что это мое дело, остатки патриотизма, что ли. Не 

знаю. 

- Пошел на хрен. На голодный желудок, после контузии, а у меня - после 

бессонной ночи, такие речи толкать... Или идем есть, или я тебя отведу к 

психиатру. 

- Понимаешь, я считаю, что девяносто пять процентов проблем у людей от 

людей. 

- Это как? 

- Пять процентов - это болезни, эпидемии, дождь, стихийные бедствия и 

так далее. А вот девяносто пять процентов - это уже то, что делают люди, 

вредя друг другу. Например, развязывают подобные войны. Поклоняются доллару. 

Эксплуатируют друг друга. 

- По-твоему выходит, что нужен коммунизм? 

- Коммунизм - это утопия, кровь, дерьмо, войны. Хватит. Наелся досыта. 

Правда. Хоть образование получил высшее. А мой сын? Денег у меня нет для его 

учебы. Значит, придется в армию. Не хочу. 

- Так что делать, Слава? 

- Не знаю. Мне жаль Россию. Ее фактически уже нет. Начался развал на 

удельные княжества. Экономика сейчас развалится, как карточный домик. Москва 

будет выжимать из регионов-сателлитов все соки-деньги, а сама будет 

строиться, жировать, вот тогда и народ потребует, чтобы отошли от Москвы. 

Вернее, будет смоделирована такая ситуация, когда от имени народа потребуют 

выхода из состава России, отделения от Москвы. Жаль. 

- Что ты о России думаешь? Через пару часов ничего не будет понятно, 

кроме одного, как спасти свою задницу. И будем, как зайцы, петлять по 

площади от снайперов и метких минометчиков. А ты - Россия, Россия. О себе 

думай. Пошли, поищем что-нибудь пожрать. Живот к позвоночнику присох. Тебе 

хорошо. Ты толстый, а я худой. 

- Ну, пошли пожрем. А что до России... Она не заботится о нас, так 

какого хрена мы будем заботиться о ней. Пошли все они на хрен! 

- Вот это дело! А то я, грешным делом, думал, что ты рехнулся. А про 

бойца забудь. Я тебя знаю, ты сделал все, что мог. На все воля Божья. Судьба 

у него такая была. О себе подумай, а то все глобализмом занимаешься. Плюнь. 

Идем, пищу поищем. 

И мы пошли. Нас приветствовали многие. Я еще не отошел от контузии, и 

поэтому только как мартышка глупо улыбался и махал руками. Юра вступал в 

переговоры и спрашивал насчет пищи. Мы были подобны беженцам. Побирались. 

Христарадничали. Скорее бы подогнали штабные машины, и тогда мы в нашей 

машине отъелись бы, отоспались, но никогда не отказали бы в приюте, куске 

тушенки, глотке водки, сигарете нуждающемуся бойцу, офицеру. Так и нас 

сейчас нагружали консервами, сигаретами, кто-то сунул полфляжки спирта. 

Многие нас знали и одобрительно похлопывали по плечам. Юра всем объяснял, 

что я контужен и слегка оглох. При этом я с трудом слышал, что он говорит, и 

подыгрывал ему. Делал страдальческую рожу. Народ не смог устоять перед нашим 

натиском. Если бы было, где складировать и хранить продукты, то мы могли бы 

набрать еды на несколько дней. А так нам хватит и на пропущенный обед, и на 

ужин, и на завтрак, все впрок. Правда, нажираться перед боем не хотелось. 

Бронежилет мой остался на площади. Снова я был "голым". 

Мы расположились у той же БМП, где я спал. У окружавших нас бойцов 

узнали, что Ваня Ильин вместе с подразделениями окопался на площади. Готовит 

нам плацдарм. В гробу видел я этот плацдарм. 

Начали есть. В десантном отсеке обнаружили небольшой запас минеральной 

воды. Где Иван его "приватизировал", не знаю, но пару бутылок мы 

реквизировали. Разлили спирт, разбавили водой и выпили. Запили все той же 

минеральной. Руки и рожи у нас были грязные. Воды не было, а идти несколько 

десятков метров к Сунже по открытой местности ради гигиены не хотелось. 

Поэтому, сидя у гусеничных траков ставшей почти родной БМП, мы жевали 


Страница 108 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107  [108]  109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"