Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Конечность опухла до чудовищных размеров. Мы обкладывали его ногу холодными 

камнями. Чтобы боец не умер от болевого шока, а также не страдал, мы за 

несколько часов вкололи все три ампулы промедола. У каждого бойца или 

офицера в его индивидуальной аптечке имеется одна такая ампула. Только одна. 

Мы отдали ему свои ампулы. Для того, чтобы они действовали дольше и 

эффективней, кололи ему в вену. Первый раз в жизни я делал внутривенные 

уколы, да еще и в полной темноте. Получилось. Было холодно, раненому 

необходимо было тепло. Его начало потряхивать. Поднялась температура. 

Положили его между собой, сняли с себя бронежилеты, укрылись ими. И таким 

образом грели его и сами согревались. Ночь была холодная, звездная. Все 

тепло, накопленное за день землей и нами, уносилось в космическую бездну. 

Холодно, очень холодно. Ледяная земля вытягивала наше тепло. Казалось, что 

сама жизнь утекает из тела вместе с теплом. 

- Товарищ капитан, курить есть? 

- Что? Говори громче! 

Боец жестом показал, что хочет курить. 

- Есть. Держи. 

Мы закурили. Сигарет у меня было мало. Курили одну, пуская ее по кругу, 

передавая из рук в руки. Тщательно прикрывали от противника и ветра. 

Противник мог нас убить, а ветер, раздувая огонек, быстро сжигал драгоценный 

табак. Как много может, оказывается, сигарета. Несмотря на курево и слабое 

тепло друг от друга, становилось все холоднее. 

Боец жестами предложил попытаться выползти и вытащить раненого. Я 

кивнул. Снайпер отпустил нас на пару метров, а потом опять стал пытаться 

убить. Невзлюбил он нас почему-то. Кое-как отползли назад. Раненый то впадал 

в забытье, то вновь приходил в себя. Мы понимали, что положение критическое. 

Бойцу необходимо тепло, квалифицированная медицинская помощь, а не наши 

жалкие потуги. Может, на него и действовал наркотик, но, судя по тому, что 

его трясло как при лихорадке, можно было предположить, что до утра он не 

дотянет. 

Прошло около двух часов. Мы лежали, не подавая признаков жизни. 

Бронежилет подстелили под раненого, остальные навалили сверху. Трясясь от 

холода, старались согреть его. Боец попытался пробежать отрезок, разделяющий 

нас и здание Госбанка, но через семь-десять метров он споткнулся и, раскинув 

руки, упал вниз лицом, ноги по инерции закинулись высоко вверх. Тело лежало 

без движений, без судорог, конвульсий. Комок подкатился к горлу. Из-за своей 

глухоты я так и не узнал, как его зовут, но, спасая раненого, мы чувствовали 

друг друга. Курили недавно одну сигарету. И вот нет парня. Просто нет. 

Погиб. Пытался привести помощь и не смог. 

Что же ты, снайпер-сука, видел ведь, что парень бежит от тебя. Он, 

может, дезертир, откуда тебе знать? Зачем стрелять в спину? Никакой угрозы 

не представлял. 

Холодало. В своей аптечке нашел тюбик с красными таблетками 

тетрациклина. Разжал рот раненому и всыпал ему штук пять этих таблеток. Не 

доктор я, но, по-моему, сделал все правильно. Понимал, что, если он умрет, 

меня никто не обвинит в его убийстве, неоказании помощи. Самому не хотелось 

его гибели, его смерти. Есть поговорка - "Война все спишет". Но не мог я его 

просто так бросить. 

Почему? Не знаю. Он часть меня, он часть моего мира. Пусть и не намного 

младше меня, но испытывал я к нему чисто отцовские чувства. Я был бессилен 

чем-либо ему помочь. Парень приходил в сознание, шевелил губами. Из-за своей 

слабости и его тихого голоса я не мог толком разобрать, о чем он говорит. 

Мне стало страшно, что эта глухота не пройдет и мне придется остаться таким 

на всю жизнь. Глядя на этого раненого пацана, я с ужасом подумал, что смогу 

видеть сына, но не смогу его услышать, не получится общаться с ним. 

Опять комок подкатил к горлу. Неужели мне никогда не удастся поговорить 

с сыном. Он что-то будет спрашивать меня, а я не смогу с ним разговаривать. 

Останется только глупо улыбаться и разводить руками. Я живо представил себе 

эту картину, когда сын приходит из школы и начинает мне рассказывать о своих 

школьных делах, а я его не слышу. Нет! Это не жизнь, а я не смогу стать 

полноценным отцом. Левая рука снова полезла в карман бушлата и нащупала 

холодную гладкую поверхность гранаты с ровным бортиком на боку и стержень 

запала. Велик был соблазн прервать мучения двух инвалидов, лежащих под 

звездным холодным небом враждебной Родины. Мы были песчинками в космосе и 

двумя инвалидами на бескрайних просторах ненавидящей нас Родины - России. 

С трудом поборов соблазн решить все проблемы, которые были, есть, 

будут, которые появятся, если я сейчас останусь живой, убрал руку из 

кармана. Посмотрел в глаза парню, он смотрел на меня и медленно шевелил 

губами. Я виновато улыбнулся и постучал по уху. Развел руками, для верности 

сказал, что не слышу из-за контузии. Тот в ответ изобразил слабую 

утешительную улыбку. Я достал сигарету и показал ему, он слабыми руками взял 

ее. Прикурили. Глядя в ночное небо, трясясь вместе от холода, мы прижимались 

друг к другу. Над головой висели осветительные мины и ракеты. Небо 

прочерчивали строчки от трассирующих очередей. Бойца начало сильней 

потряхивать, я поближе прижался к нему, полуобнял его. Посмотрел в глаза и 

при свете очередной повисшей ракеты увидел, как изо рта у него упала 

сигарета, уголек ее тлел на бушлате, распространяя вонь от тлеющей ваты. 

Глаза его смотрели остекленело в небо, тело выгнуло дугой, конечности 

подрагивали в конвульсиях, а вокруг рта был венок из кровавой пены. А также 

изо рта толчками, в такт конвульсиям, выталкивалась кровь. Она бежала по 

подбородку и впитывалась в воротник бушлата из искусственного меха. Вот тело 

сильно, без конвульсий, выгнулось дугой, а потом разом обмякло и упало 

наземь. Не понимая, что я делаю, я поднял его поникшую голову, плохо слыша 


Страница 105 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104  [105]  106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"