Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

потери". 

Потом мои мысли переключились на то, как бы убедительней соврать, 

почему снайпер не дожил до штаба бригады. Я, конечно, понимал, что не будет 

никто дышать мне в лицо праведным гневом, а лишь только сожалением, что не 

удалось лично намотать его кишки на свой локоть. Особенно, конечно, будут 

переживать особисты и разведчики. Что тем, что другим только дай в руки 

противника, заставят заговорить. Мы это тоже умеем, с той лишь разницей, что 

они при этом сохраняют налет интеллигентности, а у нас все проще, хотя можем 

и побыстрее некоторых языки развязывать. Мастерство не пропьешь. 

В развалинах что-то зашевелилось и блеснуло на лучах уже заходящего 

солнца. Мозг даже еще толком не сумел отреагировать на это, как руки 

вскинули автомат и указательный палец вцепился в спусковой крючок, выбирая 

люфт. И только после этого сработало сознание - увидел зенитчиков из нашей 

бригады, оборудующих позицию на остатках какого-то дома. Они нас тоже 

встретили автоматными стволами, но у всех хватило ума и выдержки не открыть 

огонь. Тем более что их "Шилка" - зенитная самоходная установка ЗСУ-23 с 

четырьмя спаренными стволами - уже разворачивалась в нашу сторону. Стоило из 

такой махины долбануть по нам - только щепки и полетели бы. Ладно хоть 

опознали друг друга. Мы радостно что-то проорали в качестве приветствия друг 

другу. Так, значит, до командного пункта бригады рукой подать. Ага, вон и 

фонтан из огня, который бьет из пробитого газопровода. Еще метров двести - и 

мы "дома". Можно уже и расслабиться. 

- Радист, - обратился я к Клею, - сообщи, что мы подъезжаем, а то 

шмалять начнут. 

Клей затараторил что-то в гарнитуру и потом кивнул мне в знак того, что 

нас ждут. Говорить, а тем более орать, стараясь перекричать рев двигателей и 

шум боя, стоящий над городом, не хотелось, да и чувствовалось присутствие 

убитого боевого товарища. Каждый почему-то ощущал себя виновным, что тот 

погиб, а с другой стороны понимал, что на месте этого пацана мог лежать и он 

сам. 

Машины сбавили ход, и мы, маневрируя на малой скорости, прошли 

импровизированный лабиринт из остатков стеновых панелей, обломков кирпича. 

Из-за каждого поворота на нас смотрел сквозь прицел автомата солдат с 

запыленным и оттого казавшимся каменным лицом и уставшими от напряжения и 

хронического недосыпания красными глазами. Узнав нас, они опускали оружие и 

кто улыбками, кто жестами приветствовали нас. Я догадывался, что уже как 

среди рядовых, так и среди офицеров заключаются пари - привезу ли я пленного 

снайпера. Лично я не ставил бы на доставку. Мы так же устало приветствовали 

часовых. 

Еще хорошо, что мы приехали засветло, а то какой-то умник в 

Министерстве обороны придумал новую систему паролей, холера ему в бок. Если 

раньше все было понятно и просто, то теперь без десяти классов образования и 

поллитра не разберешься. К примеру, если раньше был пароль "Саратов", а 

отзыв "Ленинград", то это и ежу понятно. А сейчас имеются бойцы, которые 

толком писать и читать не умеют - издержки перестройки. А суть новой системы 

такова, что на сутки устанавливается пароль цифровой, положим, тринадцать. И 

вот часовой, завидев силуэт в темноте, кричит: "Стой! Пароль - семь!" А ты 

должен в уме мгновенно вычесть из тринадцати семь и проорать в темноту: 

"Ответ - шесть!" А после этого часовой складывает в уме семь и шесть и, 

получив тринадцать, пропускает тебя, но если кто из вас плохо считает или 

его мысли путаются, то боец, выполняя Устав гарнизонной и караульной службы, 

да еще и в боевой обстановке, имеет полное право расстрелять тебя без суда и 

следствия, и ни один прокурор пальцем не пошевелит, чтобы его посадить. Сам 

дурак, в школе надо было математику изучать. Ладно, если ты не сильно 

контужен или оглушен, и боец соображает, а то бывают такие умники, которые 

кричат дробные или отрицательные числа, вот тут-то и вспомнишь всех родных и 

близких этого бойца, а заодно поневоле и курс средней школы по математике. 

Зато какой-то московский засранец получил благодарность, а то, глядишь, и 

железку на грудь. Эти гады запросто могут такое сотворить. 

С этими мыслями мы подъехали к полуразрушенному детскому садику, в 

котором и размещался командный пункт нашей бригады. Я спрыгнул с БМП, растер 

замерзшие, затекшие ноги и на несгибающихся ногах пошел к начальнику штаба 

подполковнику Биличу Александру Александровичу, или, как все его в бригаде 

звали, Сан Санычу. На ходу я обернулся и крикнул своим бойцам: 

- Выгружайте героя, и поаккуратней. 

Бойцы понятливо закивали головами. 

Билич Сан Саныч был ростом где-то метр семьдесят пять. Волосы не то что 

белые, а скорее русые. Широк в плечах, в голубых глазах вечные смеющиеся 

искорки, или, может, так постоянно казалось окружающим? Отличало Сан Саныча 

от других офицеров бригады то, что по жизни, по натуре своей он был 

интеллигентом. Поначалу всем казалось, что это наносное, показное, но чем 

дольше с ним общаешься, тем больше убеждаешься, что нет, это просто в его 

натуре. Больше всего казалось, что он должен был родиться не в наше 

сумасшедшее время, а во времена гусаров, балов, дуэлей. Даже сейчас, когда 

все более-менее устаканилось, мы научились воевать в городских условиях и 

начали долбить противника, когда война пусть даже очагово, но приняла 

позиционный характер, подполковник Билич находил время для небольшой 

утренней зарядки. 

По утрам, если удавалось немного поспать ночью, мы выползали из своих 

углов в подвале и тряслись от холода, потому что зима, пусть даже и на юге, 

а все равно зима. Воды, как правило, не было, и щетина, отросшая за 

несколько дней, уже не топорщилась, а укладывалась по лицу. Но, глядя на 

своего непосредственного командира, невольно подтягиваешься и находишь время 


Страница 10 из 155:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9  [10]  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   150   151   152   153   154   155   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"