Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

И снова красноармейцы в неистовом восторге кидали шапки вверх, кричали "ура", выхлестывали радость, и гордость, и готовность свою, словно камушки в буйном шторме с морских глубин на морские берега. 

Дальше события заскакали белыми зайцами. Отряд получил приказ быстро собраться. В штаб армии вызвали командира и наказали, чтоб был с отрядом готов к выступленью. 

Назначенной четверке из реввоенсовета напомнили: 

- В Уральск уезжать немедленно! 

Засуетились. Заторопились. Не успели как следует проститься с отрядниками. Да и верилось, что скоро свидятся в Уральске. 

От реввоенсовета оттолкнулись две тройки: в первой сидели Федор с Андреевым, в задней - Лопарь и Терентий Бочкин. 

Вскинулись кони, свистнул посвист ямщицкий, взвизгнул змеиной смешью кнут степной - и в снежный метельный порох легкие тройки пропали, как птицы. 

 

II. СТЕПЬ 

 

Морозно поутру в степи. Возницы накругло укутаны в бараньи лохматые тулупы. Спрятали их головы кудлатые вороты от дремлющих седоков. 

- Лопарь, озяб? - ссутулился к нему иззябший Бочкин. 

- Гвоздит... до селезенки! - прохрипел уныло Лопарь. - Остановка-то скоро али нет? 

- Кто ее знает, спросить надо приятеля-то... Эй, друг, - ткнул он в рыжую овчинную тушу. - Жилье-то скоро ли будет? 

- Примерзли? 

- Холодно, кум. Село-то скоро ли, спрашиваю? 

- Верст семь, надо быть, а то... и двенадцать! - свеселил ездовой, не оборачивая головы. 

- Так делом-то - сколько же? 

- А сколько же! - веселым зубоскальем хахакал возница. 

- Как ты село-то называл? 

- Ивантеевка будет... 

- А с Ивантеевки до Пугачева - далеко? 

- Да што же там останется? 

Мужик деловито и строго скосил глаза, прикоченелый палец глубоко впустил в ноздрю. Помолчал минутку. Сообщил: 

- Ничего, можно сказать, не останется: к Таволожке осьнатцать да от Таволожки двадцать две, - как есть к обеду на месте! 

- А сам ты как - из Николаевки? - выщупывал Бочкин. 

- Из нее, откуда ж ищо-то быть? 

И в тоне мужичка послышалась словно обида. Какого, дескать, черта пустое брехать: раз в Николаевке брал седоков - известно, и сам оттуда. 

- Ну, отчего ж, дядя? Может, и ивантеевский ты, - возразил было Бочкин. 

- Держи туже - ивантеевский... 

И дядя как-то насмешливо чмокнул и без надобности заворошил торопливо вожжами. 

У мужичков такая сложилась тут обычка: привезет, например, какой-нибудь Карп Едреныч из Ивантеевки в Николаевку седока, а Едрен Карпычу из Николаевки в Ивантеевку уже дан наряд везти другого. Так он не везет, не делает лишнего конца, а передает седока Карпу, и тот на усталых лошадках ползет-ползет с ним бог весть сколько времени. Тот ему потом, дяде-то Карпу, - услуга за услугу. Дядям это очень удобно, а вот седокам - могила: какой-нибудь двадцативерстный перегонишко тянут коротким шажком четыре-пять часов. И это несмотря ни на какие исключительные пункты мандата: 

"Сверхсрочно... Без очередей... Экстренное назначение..." 

Все эти ужасные слова трогали Карпов Едренычей очень мало, - они ухмылялись в промерзлый ус, добродушно, и медлительно сдирали сосульки с шершавой бороды, успокаивали волнливого седока: 

- Прыток больно. А ты потерпи - помереть успеешь... милай! 

Терентий слышал про эту обычку возницкую, вспомнил теперь и понял, отчего так сладко и хитро причмокнул дядя. 

- Знаю, брат, на обмен нашего брата возите... 

- А то нет! - оживился возница. - Знаю, на обмен, - все оно полегше идет... 

- Ну, кому как... 

- Никому никак, а всем полегше... - рассеял он Терентьевы сомненья. 

- Вам-то, знаю, легче... Кто про то говорит, - согласился Бочкин. - А нам вот от этих порядков - чистая беда: на заморенных не больно прокатишь, протащимся целый день... 

- Это у меня-то заморенные? - вдруг обиделся возница и круто обернул тулуп спинищей, молодецки вскинул вожжами, с гиком пустил коней, только снег завихрил, запушил в лицо. - Эй вы, черти! Фью, родимые... Ага-а-а... Недалеко уж... Нн-о... соколики! 

Мужичка не узнать: словно на гонках, распалился он над снежной пустынной степью. 

И когда утолил обиду, поудержал разгорячившихся лошадок, повернул голову в высоком вороту, глухо заметил: 

- Вот те и мореные! 

- Лихо, брат, лихо, - порадовали его седоки. 

- То-то, лихо, - согласился дядя и степенно добавил: - А што устамши бывают, на то причина - езда большая: свое справляй, наряды справляй, - дьявол, и тот устанет, не то што лошадь... 

- А много, знать, нарядов? - полюбопытствовал Лопарь. 

- Мало ли нарядов, - живо отозвался мужик. - Тут шатается народу взад-вперед - только давай... И чего это мечутся, сатаны, диву я даюсь: толь и шмыгают, толь и шмыгают, а все лошадей! И кому задержал - тыкву дать норовит! 

- Так уж и тыкву? - усомнился Лопарь. 

- А то што, - аль пожалишься кому? 

- Врать-то вы больно, мужики, горазды, - сказал он серьезно вознице. 

- Ну, сам соври получше, - чуть обиделся дядя, трудно повертываясь на облучке. 

- Черт-те знает что! - в раж входил Лопарь. - Выдумает себе вот человек какую-нибудь историю, да и верит в нее... Верит себе и верит, - что ты станешь делать? 

- Да... историю... - бурчал недовольный кучерило, разобиженный тем, что так круто и недоброжелательно вдруг повернут был разговор. 

- Били тебя самого-то когда? - спросил Лопарь. 

- А нешто не били... Один такой вот, как ты, шашкой зубанул, сукин сын. Ладно, тулуп-то крепок, а то бы до самой кишки секанул... 

- Чего он, пьян, што ли, был, дурак? 

- А видно, што пьян... 

- Ну, с пьяного и спрашивать нечего, - будто невзначай уронил Лопарь слова. 

- Так я и не спрашиваю... 

Терентию захотелось разузнать, как тут дела с Советами, - крепки ли они, успешно ли работают. Он перебил уклончивую речь возницы и стал задавать другие вопросы, но и здесь услышал ту же невязку, недоговорку, уклончивость в ответах, словно мужичок чего-то опасался. 


Страница 5 из 92:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"