Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

в свой собственный дом, из которого только за час пред тем вышли. При- 

шедший являлся только к кошевому; который обыкновенно говорил: 

- Здравствуй! Что, во Христа веруешь? 

- Верую! - отвечал приходивший. 

- И в троицу святую веруешь? 

- Верую! 

- И в церковь ходишь? 

- Хожу! 

- А ну, перекрестись! 

Пришедший крестился. 

- Ну, хорошо, - отвечал кошевой, - ступай же в который сам знаешь ку- 

рень. 

Этим оканчивалась вся церемония. И вся Сечь молилась в одной церкви и 

готова была защищать ее до последней капли крови, хотя и слышать не хо- 

тела о посте и воздержании. Только побуждаемые сильною корыстию жиды, 

армяне и татары осмеливались жить и торговать в предместье, потому что 

запорожцы никогда не любили торговаться, а сколько рука вынула из карма- 

на денег, столько и платили. Впрочем, участь этих корыстолюбивых торга- 

шей была очень жалка. Они были похожи на тех, которые селились у подошвы 

Везувия, потому что как только у запорожцев не ставало денег, то удалые 

разбивали их лавочки и брали всегда даром. Сечь состояла из шестидесяти 

с лишком куреней, которые очень походили на отдельные, независимые рес- 

публики, а еще более походили на школу и бурсу детей, живущих на всем 

готовом. Никто ничем не заводился и не держал у себя. Все было на руках 

у куренного атамана, который за это обыкновенно носил название батька. У 

него были на руках деньги, платья, весь харч, саламата, каша и даже топ- 

ливо; ему отдавали деньги под сохран. Нередко происходила ссора у куре- 

ней с куренями. В таком случае дело тот же час доходило до драки. Курени 

покрывали площадь и кулаками ломали друг другу бока, пока одни не пере- 

силивали наконец и не брали верх, и тогда начиналась гульня. Такова была 

эта Сечь, имевшая столько приманок для молодых людей. 

Остап и Андрий кинулись со всею пылкостию юношей в это разгульное мо- 

ре и забыли вмиг и отцовский дом, и бурсу, и все, что волновало прежде 

душу, и предались новой жизни. Все занимало их: разгульные обычаи Сечи и 

немногосложная управа и законы, которые казались им иногда даже слишком 

строгими среди такой своевольной республики. Если козак проворовался, 

украл какую-нибудь безделицу, это считалось уже поношением всему коза- 

честву: его, как бесчестного, привязывали к позорному столбу и клали 

возле него дубину, которою всякий проходящий обязан был нанести ему 

удар, пока таким образом не забивали его насмерть. Не платившего должни- 

ка приковывали цепью к пушке, где должен был он сидеть до тех пор, пока 

кто-нибудь из товарищей не решался его выкупить и заплатить за него 

долг. Но более всего произвела впечатленья на Андрия страшная казнь, оп- 

ределенная за смертоубийство. Тут же, при нем, вырыли яму, опустили туда 

живого убийцу и сверх него поставили гроб, заключавший тело им убиенно- 

го, и потом обоих засыпали землею. Долго потом все чудился ему страшный 

обряд казни и все представлялся этот заживо засыпанный человек вместе с 

ужасным гробом. 

Скоро оба молодые козака стали на хорошем счету у козаков. Часто 

вместе с другими товарищами своего куреня, а иногда со всем куренем и с 

соседними куренями выступали они в степи для стрельбы несметного числа 

всех возможных степных птиц, оленей и коз или же выходили на озера, реки 

и протоки, отведенные по жребию каждому куреню, закидывать невода, сети 

и тащить богатые тони на продовольствие всего куреня. Хотя и не было тут 

науки, на которой пробуется козак, но они стали уже заметны между други- 

ми молодыми прямою удалью и удачливостью во всем. Бойко и метко стреляли 

в цель, переплывали Днепр против течения - дело, за которое новичок при- 

нимался торжественно в козацкие круги. 

Но старый Тарас готовил другую им деятельность. Ему не по душе была 

такая праздная жизнь - настоящего дела хотел он. Он все придумывал, как 

бы поднять Сечь на отважное предприятие, где бы можно было разгуляться 

как следует рыцарю. Наконец в один день пришел к кошевому и сказал ему 

прямо: 

- Что, кошевой, пора бы погулять запорожцам? 

- Негде погулять, - отвечал кошевой, вынувши изо рта маленькую трубку 

и сплюнув на сторону. 

- Как негде? Можно пойти на Турещину или на Татарву. 

-Не можно ни в Турещину, ни в Татарву, - отвечал кошевой, взявши 

опять хладнокровно в рот свою трубку. 

- Как не можно? 

- Так. Мы обещали султану мир. 

- Да ведь он бусурмен: и бог и Святое писание велит бить бусурменов. 

- Не имеем права. Если б не клялись еще нашею верою, то, может быть, 

и можно было бы; а теперь нет, не можно. 

- Как не можно? Как же ты говоришь: не имеем права? Вот у меня два 

сына, оба молодые люди. Еще ни разу ни тот, ни другой не был на войне, а 

ты говоришь - не имеем права; а ты говоришь - не нужно идти запорожцам. 

- Ну, уж не следует так. 

- Так, стало быть, следует, чтобы пропадала даром козацкая сила, что- 

бы человек сгинул, как собака, без доброго дела, чтобы ни отчизне, ни 

всему христианству не было от него никакой пользы? Так на что же мы жи- 

вем, на какого черта мы живем? растолкуй ты мне это. Ты человек умный, 

тебя недаром выбрали в кошевые, растолкуй ты мне, на что мы живем? 

Кошевой не дал ответа на этот запрос Это был упрямый козак. Он немно- 

го помолчал и потом сказал: 

- А войне все-таки не бывать. 

- Так не бывать войне? - спросил опять Тарас. 

- Нет. 

- Так уж и думать об этом нечего? 

- И думать об этом нечего. 

"Постой же ты, чертов кулак! - сказал Бульба про себя, - ты у меня 

будешь знать!" И положил тут же отмстить кошевому. 

Сговорившись с тем и другим, задал он всем попойку, и хмельные коза- 

ки, в числе нескольких человек, повалили прямо на площадь, где стояли 

привязанные к столбу литавры, в которые обыкновенно били сбор на раду. 

Не нашедши палок, хранившихся всегда у довбиша, они схватили по полену в 

руки и начали колотить в них. На бой прежде всего прибежал довбиш, высо- 


Страница 9 из 42:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"