Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

и, как серебро, отдавался в воздухе. Путешественники, остановившись сре- 

ди полей, избирали ночлег, раскладывали огонь и ставили на него котел, в 

котором варили себе кулиш; пар отделялся и косвенно дымился на воздухе. 

Поужинав, козаки ложились спать, пустивши по траве спутанных коней сво- 

их, Они раскидывались на свитках. На них прямо глядели ночные звезды. 

Они слышали своим ухом весь бесчисленный мир насекомых, наполнявших тра- 

ву, весь их треск, свист, стрекотанье, - все это звучно раздавалось сре- 

ди ночи, очищалось в свежем воздухе и убаюкивало дремлющий слух. Если же 

кто-нибудь из них подымался и вставал на время, то ему представлялась 

степь усеянною блестящими искрами светящихся червей. Иногда ночное небо 

в разных местах освещалось дальним заревом от выжигаемого по лугам и ре- 

кам сухого тростника, и темная вереница лебедей, летевших на север, 

вдруг освещалась серебряно-розовым светом, и тогда казалось, что красные 

платки летали по темному небу. 

Путешественники ехали без всяких приключений. Нигде не попадались им 

деревья, все та же бесконечная, вольная, прекрасная степь. По временам 

только в стороне синели верхушки отдаленного леса, тянувшегося по бере- 

гам Днепра. Один только раз Тарас указал сыновьям на маленькую, чернев- 

шую в дальней траве точку, сказавши: "Смотрите, детки, вон скачет тата- 

рин!" Маленькая головка с усами уставила издали прямо на них узенькие 

глаза свои, понюхала воздух, как гончая собака, и, как серна, пропала, 

увидевши, что козаков было тринадцать человек. "А ну, дети, попробуйте 

догнать татарина!.. И не пробуйте - вовеки не поймаете: у него конь 

быстрее моего Черта". Однако ж Бульба взял предосторожность, опасаясь 

где-нибудь скрывшейся засады. Они прискакали к небольшой речке, называв- 

шейся Татаркою, впадающей в Днепр, кинулись в воду с конями своими и 

долго плыли по ней. чтобы скрыть след свой, и тогда уже, выбравшись на 

берег, они продолжали далее путь. 

Чрез три дни после этого они были уже недалеко от места бывшего пред- 

метом их поездки. В воздухе вдруг захолодело; они почувствовали близость 

Днепра. Вот он сверкает вдали и темною полосою отделился от горизонта. 

Он веял холодными волнами и расстилался ближе, ближе и, наконец, обхва- 

тил половину всей поверхности земли. Это было то место Днепра, где он, 

дотоле спертый порогами, брал наконец свое и шумел, как море, разлившись 

по воле; где брошенные в средину его острова вытесняли его еще далее из 

берегов и волны его стлались широко по земле, не встречая ни утесов, ни 

возвышений. Козаки сошли с коней своих, взошли на паром и чрез три часа 

плавания были уже у берегов острова Хортицы, где была тогда Сечь, так 

часто переменявшая свое жилище. 

Куча народу бранилась на берегу с перевозчиками. Козаки оправили ко- 

ней. Тарас приосанился, стянул на себе покрепче пояс и гордо провел ру- 

кою по усам. Молодые сыны его тоже осмотрели себя с ног до головы с ка- 

ким-то страхом и неопределенным удовольствием, - и все вместе въехали в 

предместье, находившееся за полверсты от Сечи. При въезде их оглушили 

пятьдесят кузнецких молотов, ударявших в двадцати пяти кузницах, покры- 

тых дерном и вырытых в земле. Сильные кожевники сидели под навесом кры- 

лец на улице и мяли своими дюжими руками бычачьи кожи. Крамари под ятка- 

ми сидели с кучами кремней, огнивами и порохом. Армянин развесил дорогие 

платки. Татарин ворочал на рожнах бараньи катки с тестом. Жид, выставив 

вперед свою голову, цедил из бочки горелку. Но первый, кто попался им 

навстречу, это был запорожец, спавший на самой средине дороги, раскинув 

руки и ноги. Тарас Бульба не мог не остановиться и не полюбоваться на 

него. 

- Эх, как важно развернулся! Фу ты, какая пышная фигура! - говорил 

он, остановивши коня. 

В самом деле, это была картина довольно смелая: запорожец как лев 

растянулся на дороге. Закинутый гордо чуб его захватывал на пол-аршина 

земли. Шаровары алого дорогого сукна были запачканы дегтем для показания 

полного к ним презрения. Полюбовавшись, Бульба пробирался далее по тес- 

ной улице, которая была загромождена мастеровыми, тут же отправлявшими 

ремесло свое, и людьми всех наций, наполнявшими это предместие Сечи, ко- 

торое было похоже на ярмарку и которое одевало и кормило Сечь, умевшую 

только гулять да палить из ружей. 

Наконец они миновали предместие и увидели несколько разбросанных ку- 

реней, покрытых дерном или, по-татарски, войлоком. Иные уставлены были 

пушками. Нигде не видно было забора или тех низеньких домиков с навесами 

на низеньких деревянных столбиках, какие были в предместье. Небольшой 

вал и засека, не хранимые решительно никем, показывали страшную беспеч- 

ность. Несколько дюжих запорожцев, лежавших с трубками в зубах на самой 

дороге, посмотрели на них довольно равнодушно и не сдвинулись с места. 

Тарас осторожно проехал с сыновьями между них, сказавши: "Здравствуйте, 

панове!" - "Здравствуйте и вы!" - отвечали запорожцы. Везде, по всему 

полю, живописными кучами пестрел народ. По смуглым лицам видно было, что 

все они были закалены в битвах, испробовали всяких невзгод. Так вот она, 

Сечь! Вот то гнездо, откуда вылетают все те гордые и крепкие, как львы! 

Вот откуда разливается воля и козачество на всю Украйну! 

Путники выехали на обширную площадь, где обыкновенно собиралась рада. 

На большой опрокинутой бочке сидел запорожец без рубашки: он держал в 

руках ее и медленно зашивал на ней дыры. Им опять перегородила дорогу 

целая толпа музыкантов, в средине которых отплясывал молодой запорожец, 

заломивши шапку чертом и вскинувши руками. Он кричал только: "Живее иг- 

райте, музыканты! Не жалей, Фома, горелки православным христианам!" И 

Фома, с подбитым глазом, мерял без счету каждому пристававшему по огром- 

нейшей кружке. Около молодого запорожца четверо старых выработывали до- 

вольно мелко ногами, вскидывались, как вихорь, на сторону, почти на го- 


Страница 7 из 42:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"