Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

лился, накрывшись своим довольно запачканным саваном, и оборотился, что- 

бы в последний раз плюнуть, по обычаю своей веры, как вдруг глаза его 

встретили стоявшего напади Бульбу. Так и бросились жиду прежде всего в 

глаза две тысячи червонных, которые были обещаны за его голову; но он 

постыдился своей корысти и силился подавить в себе вечную мысль о золо- 

те, которая, как червь, обвивает душу жида. 

- Слушай, Янкель! - сказал Тарас жиду, который начал перед ним кла- 

няться и запер осторожно дверь, чтобы их не видели. - Я спас твою жизнь, 

- тебя бы разорвали, как собаку, запорожцы; теперь твоя очередь, теперь 

сделай мне услугу! 

Лицо жида несколько поморщилось. 

- Какую услугу? Если такая услуга, что можно сделать, то для чего не 

сделать? 

- Не говори ничего. Вези меня в Варшаву. 

- В Варшаву? Как в Варшаву? - сказал Янкель. Брови и плечи его подня- 

лись вверх от изумления. 

- Не говори мне ничего. Вези меня в Варшаву. Что бы ни было, а я хочу 

еще раз увидеть его, сказать ему хоть одно слово. 

- Кому сказать слово? 

- Ему, Остапу, сыну моему. 

- Разве пан не слышал, что уже... 

- Знаю, знаю все: за мою голову дают две тысячи червонных. Знают же, 

они, дурни, цену ей! Я тебе пять тысяч дам. Вот тебе две тысячи сейчас, 

- Бульба высыпал из кожаного гамана две тысячи червонных, - а остальные 

- как ворочусь. 

Жид тотчас схватил полотенце и накрыл им червонцы. 

- Ай, славная монета! Ай, добрая монета! - говорил он, вертя один 

червонец в руках и пробуя на зубах. - Я думаю, тот человек, у которого 

пан обобрал такие хорошие червонцы, и часу не прожил на свете, пошел тот 

же час в реку, да и утонул там после таких славных червонцев. 

- Я бы не просил тебя. Я бы сам, может быть, нашел дорогу в Варшаву; 

но меня могут как-нибудь узнать и захватить проклятые ляхи, ибо я не го- 

разд на выдумки. А вы, жиды, на то уже и созданы. Вы хоть черта проведе- 

те; вы знаете все штуки; вот для чего я пришел к тебе! Да и в Варшаве я 

бы сам собою ничего не получил. Сейчас запрягай воз и вези меня! 

- А пан думает, что так прямо взял кобылу, запряг, да и "эй, ну по- 

шел, сивка!". Думает пан, что можно так, как есть, не спрятавши, везти 

пана? 

- Ну, так прятай, прятай как знаешь; в порожнюю бочку, что ли? 

- Ай, ай! А пан думает, разве можно спрятать его в бочку? Пан разве 

не знает, что всякий подумает, что в бочке горелка? 

- Ну, так и пусть думает, что горелка. 

- Как пусть думает, что горелка? - сказал жид и схватил себя обеими 

руками за пейсики и потом поднял кверху обе руки. 

- Ну, что же ты так оторопел? 

- А пан разве не знает, что бог на то создал горелку, чтобы ее всякий 

пробовал! Там всё лакомки, ласуны: шляхтич будет бежать верст пять за 

бочкой, продолбит как раз дырочку, тотчас увидит, что не течет, и ска- 

жет: "Жид не повезет порожнюю бочку; верно, тут есть что-нибудь. Схва- 

тить жида, связать жида, отобрать все деньги у жида, посадить в тюрьму 

жида!" Потому что все, что ни есть недоброго, все валится на жида; пото- 

му что жида всякий принимает за собаку; потому что думают, уж и не чело- 

век, коли жид. 

- Ну, так положи меня в воз с рыбою! 

- Не можно, пан; ей-богу, не можно. По всей Польше люди голодны те- 

перь, как собаки: и рыбу раскрадут, и пана нащупают. 

- Так вези меня хоть на черте, только вези! 

- Слушай, слушай, пан! - сказал жид, посунувши обшлага рукавов своих 

и подходя к нему с растопыренными руками. - Вот что мы сделаем. Теперь 

строят везде крепости и замки; из Неметчины приехали французские инжене- 

ры, а потому по дорогам везут много кирпичу и камней. Пан пусть ляжет на 

дне воза, а верх я закладу кирпичом. Пан здоровый и крепкий с виду, и 

потому ему ничего, коли будет тяжеленько; а я сделаю в возу снизу дыроч- 

ку, чтобы кормить пана. 

- Делай как хочешь, только вези! 

И через час воз с кирпичом выехал из Умани, запряженный в две клячи. 

На одной из них сидел высокий Янкель, и длинные курчавые пейсики его 

развевались из-под жидовского яломка по мере того, как он подпрыгивал на 

лошади, длинный, как верста, поставленная на дороге. 

 

 

XI 

 

В то время, когда происходило описываемое событие, на пограничных 

местах не было еще никаких таможенных чиновников и объездчиков, этой 

страшной грозы предприимчивых людей, и потому всякий мог везти, что ему 

вздумалось. Если же кто и производил обыск и ревизовку, то делал это 

большею частию для своего собственного удовольствия, особливо если на 

возу находились заманчивые для глаз предметы и если его собственная рука 

имела порядочный вес и тяжесть. Но кирпич не находил охотников и въехал 

беспрепятственно в главные городские ворота. Бульба в своей тесной клет- 

ке мог только слышать шум, крики возниц и больше ничего. Янкель, подпры- 

гивая на своем коротком, запачканном пылью рысаке, поворотил, сделавши 

несколько кругов, в темную узенькую улицу, носившую название Грязной и 

вместе Жидовской, потому что здесь действительно находились жиды почти 

со всей Варшавы. Эта улица чрезвычайно походила на вывороченную внутрен- 

ность заднего двора. Солнце, казалось, не заходило сюда вовсе. Совершен- 

но почерневшие деревянные домы, со множеством протянутых из окон жердей, 

увеличивали еще более мрак. Изредка краснела между ними кирпичная стена, 

но и та уже во многих местах превращалась совершенно в черную. Иногда 

только вверху ощекатуренный кусок стены, обхваченный солнцем, блистал 

нестерпимою для глаз белизною. Тут все состояло из сильных резкостей: 

трубы, тряпки, шелуха, выброшенные разбитые чаны. Всякий, что только бы- 

ло у него негодного, швырял на улицу, доставляя прохожим возможные 

удобства питать все чувства свои этою дрянью. Сидящий на коне всадник 

чуть-чуть не доставал рукою жердей, протянутых через улицу из одного до- 

ма в другой, на которых висели жидовские чулки, коротенькие панталонцы и 

копченый гусь. Иногда довольно смазливенькое личико еврейки, убранное 


Страница 35 из 42:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34  [35]  36   37   38   39   40   41   42   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"