Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

во время войны, можно было во всякое время, в случае большой потребнос- 

ти, набрать целые толпы охочекомонных: стоило только есаулам пройти по 

рынкам и площадям всех сел и местечек и прокричать во весь голос, ставши 

на телегу: "Эй вы, пивники, броварники! полно вам пиво варить, да ва- 

ляться по запечьям, да кормить своим жирным телом мух! Ступайте славы 

рыцарской и чести добиваться! Вы, плугари, гречкосеи, овцепасы, баболю- 

бы! полно вам за плугом ходить, да пачкатъ в земле свои желтые чеботы, 

да подбираться к жинкам и губить силу рыцарскую! Пора доставать козацкой 

славы!" И слова эти были как искры, падавшие на сухое дерево. Пахарь ло- 

мал свой плуг, бровари и пивовары кидали свои кади и разбивали бочки, 

ремесленник и торгаш посылал к черту и ремесло и лавку, бил горшки в до- 

ме. И все, что ни было, садилось на коня. Словом, русский характер полу- 

чил здесь могучий, широкий размах, дюжую наружность. 

Тарас был один из числа коренных, старых полковников: весь был он 

создан для бранной тревоги и отличался грубой прямотой своего нрава. 

Тогда влияние Польши начинало уже оказываться на русском дворянстве. 

Многие перенимали уже польские обычаи, заводили роскошь, великолепные 

прислуги, соколов, ловчих, обеды, дворы. Тарасу было это не по сердцу. 

Он любил простую жизнь козаков и перессорился с теми из своих товарищей, 

которые были наклонны к варшавской стороне, называя их холопьями 

польских панов. Вечно неугомонный, он считал себя законным защитником 

православия. Самоуправно входил в села, где только жаловались на притес- 

нения арендаторов и на прибавку новых пошлин с дыма. Сам с своими коза- 

ками производил над ними расправу и положил себе правилом, что в трех 

случаях всегда следует взяться за саблю, именно: когда комиссары не ува- 

жили в чем старшин и стояли пред ними в шапках, когда поглумились над 

православием и не почтили предковского закона и, наконец, когда враги 

были бусурманы и турки, против которых он считал во всяком случае позво- 

лительным поднять оружие во славу христианства. 

Теперь он тешил себя заранее мыслью, как он явится с двумя сыновьями 

своими на Сечь и скажет: "Вот посмотрите, каких я молодцов привел к вам! 

"; как представит их всем старым, закаленным в битвах товарищам; как 

поглядит на первые подвиги их в ратной науке и бражничестве, которое по- 

читал тоже одним из главных достоинств рыцаря. Он сначала хотел было 

отправить их одних. Но при виде их свежести, рослости, могучей телесной 

красоты вспыхнул воинский дух его, и он на другой же день решился ехать 

с ними сам, хотя необходимостью этого была одна упрямая воля. Он уже 

хлопотал и отдавал приказы, выбирал коней и сбрую для молодых сыновей, 

наведывался и в конюшни и в амбары, отобрал слуг, которые должны были 

завтра с ними ехать. Есаулу Товкачу передал свою власть вместе с крепким 

наказом явиться сей же час со всем полком, если только он подаст из Сечи 

какую-нибудь весть. Хотя он был и навеселе и в голове его еще бродил 

хмель, однако ж не забыл ничего. Даже отдал приказ напоить коней и всы- 

пать им в ясли крупной и лучшей пшеницы и пришел усталый от своих забот. 

- Ну, дети, теперь надобно спать, а завтра будем делать то, что бог 

даст. Да не стели нам постель! Нам не нужна постель. Мы будем спать на 

дворе. 

Ночь еще только что обняла небо, но Бульба всегда ложился рано. Он 

развалился на ковре, накрылся бараньим тулупом, потому что ночной воздух 

был довольно свеж и потому что Бульба любил укрыться потеплее, когда был 

дома. Он вскоре захрапел, и за ним последовал весь двор; все, что ни ле- 

жало в разных его углах, захрапело и запело; прежде всего заснул сторож, 

потому что более всех напился для приезда паничей. 

Одна бедная мать не спала. Она приникла к изголовью дорогих сыновей 

своих, лежавших рядом; она расчесывала гребнем их молодые, небрежно 

всклоченные кудри и смачивала их слезами; она глядела на них вся, гляде- 

ла всеми чувствами, вся превратилась в одно зрение и не могла нагля- 

деться. Она вскормила их собственною грудью, она возрастила, взлелеяла 

их - и только на один миг видит их перед собою. "Сыны мои, сыны мои ми- 

лые! что будет с вами? что ждет вас?" - говорила она, и слезы останови- 

лись в морщинах, изменивших ее когда-то прекрасное лицо. В самом деле, 

она была жалка, как всякая женщина того удалого века. Она миг только жи- 

ла любовью, только в первую горячку страсти, в первую горячку юности, - 

и уже суровый прельститель ее покидал ее для сабли, для товарищей, для 

бражничества. Она видела мужа в год два-три дня, и потом несколько лет о 

нем не бывало слуху. Да и когда виделась с ним, когда они жили вместе, 

что за жизнь ее была? Она терпела оскорбления, даже побои; она видела из 

милости только оказываемые ласки, она была какое-то странное существо в 

этом сборище безженных рыцарей, на которых разгульное Запорожье набрасы- 

вало суровый колорит свой. Молодость без наслаждения мелькнула перед 

нею, и ее прекрасные свежие щеки и перси без лобзаний отцвели и покры- 

лись преждевременными морщинами. Вся любовь, все чувства, все, что есть 

нежного и страстного в женщине, все обратилось у ней в одно материнское 

чувство. Она с жаром, с страстью, с слезами, как степная чайка, вилась 

над детьми своими. Ее сыновей, ее милых сыновей берут от нее, берут для 

того, чтобы не увидеть их никогда! Кто знает, может быть, при первой 

битве татарин срубит им головы и она не будет знать, где лежат брошенные 

тела их, которые расклюет хищная подорожная птица; а за каждую каплю 

крови их она отдала бы себя всю. Рыдая, глядела она им в очи, когда все- 

могущий сон начинал уже смыкать их, и думала: "Авось либо Бульба, прос- 

нувшись, отсрочит денька на два отъезд; может быть, он задумал оттого 

так скоро ехать, что много выпил". 

Месяц с вышины неба давно уже озарял весь двор, наполненный спящими, 

густую кучу верб и высокий бурьян, в котором потонул частокол, окружав- 


Страница 3 из 42:  Назад   1   2  [3]  4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"