Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

но, приподнялась в ближнем курене и, поведя очами, скоро опустилась 

опять на землю. Переждав минуты две, он наконец отправился с своею но- 

шею. Татарка лежала, едва дыша. 

- Вставай, идем! Все спят, не бойся! Подымешь ли ты хоть один из этих 

хлебов, если мне будет несподручно захватить все? 

Сказав это, он взвалил себе на спину мешки, стащил, проходя мимо од- 

ного воза, еще один мешок с просом, взял даже в руки те хлеба, которые 

хотел было отдать нести татарке, и, несколько понагнувшись под тяжестью, 

шел отважно между рядами спавших запорожцев. 

- Андрий! - сказал старый Бульба в то время, когда он проходил мимо 

его. 

Сердце его замерло. Он остановился и, весь дрожа, тихо произнес: 

- А что? 

- С тобою баба! Ей, отдеру тебя, вставши, на все бока! Не доведут те- 

бя бабы к добру! - Сказавши это, он оперся головою на локоть и стал 

пристально рассматривать закутанную в покрывало татарку. 

Андрий стоял ни жив ни мертв, не имея духа взглянуть в лицо отцу. И 

потом, когда поднял глаза и посмотрел на него, увидел, что уже старый 

Бульба спал, положив голову на ладонь. 

Он перекрестился. Вдруг отхлынул от сердца испуг еще скорее, чем 

прихлынул. Когда же поворотился он, чтобы взглянуть на татарку, она сто- 

яла пред ним, подобно темной гранитной статуе, вся закутанная в покрыва- 

ло, и отблеск отдаленного зарева, вспыхнув, озарил только одни ее очи, 

помутившиеся, как у мертвеца. Он дернул за рукав ее, и оба пошли вместе, 

беспрестанно оглядываясь назад, и наконец опустились отлогостью в низ- 

менную лощину - почти яр, называемый в некоторых местах балками, - по 

дну которой лениво пресмыкался проток, поросший осокой и усеянный кочка- 

ми. Опустясь в сию лощину, они скрылись совершенно из виду всего поля, 

занятого запорожским табором. По крайней мере, когда Андрий оглянулся, 

то увидел, что позади его крутою стеной, более чем в рост человека, воз- 

неслась покатость. На вершине ее покачивалось несколько стебельков поле- 

вого былья, и над ними поднималась в небе луна в виде косвенно обращен- 

ного серпа из яркого червонного золота. Сорвавшийся со степи ветерок да- 

вал знать, что уже немного оставалось времени до рассвета. Но нигде не 

слышно было отдаленного петушьего крика: ни в городе, ни в разоренных 

окрестностях не оставалось давно ни одного петуха. По небольшому бревну 

перебрались они через проток, за которым возносился противоположный бе- 

рег, казавшийся выше бывшего у них назади и выступавший совершенным об- 

рывом. Казалось, в этом месте был крепкий и надежный сам собою пункт го- 

родской крепости; по крайней мере, земляной вал был тут ниже и не выгля- 

дывал из-за него гарнизон. Но зато подальше подымалась толстая монас- 

тырская стена. Обрывистый берег весь оброс бурьяном, и по небольшой ло- 

щине между им и протоком рос высокий тростник; почти в вышину человека. 

На вершине обрыва видны были остатки плетня, отличавшие когда-то бывший 

огород. Перед ним - широкие листы лопуха; из-за него торчала лебеда, ди- 

кий колючий бодяк и подсолнечник, подымавший выше всех их свою голову. 

Здесь татарка скинула с себя черевики и пошла босиком, подобрав осторож- 

но свое платье, потому что место было топко и наполнено водою. Пробира- 

ясь меж тростником, остановились они перед наваленным хворостом и фашин- 

ником. Отклонив хворост, нашли они род земляного свода - отверстие, мало 

чем большее отверстия, бывающего в хлебной печи. Татарка, наклонив голо- 

ву, вошла первая; вслед за нею Андрий, нагнувшись сколько можно ниже, 

чтобы можно было пробраться с своими мешками, и скоро очутились оба в 

совершенной темноте. 

 

 

VI 

 

Андрий едва двигался в темном и узком земляном коридоре, следуя за 

татаркой и таща на себе мешки хлеба. 

- Скоро нам будет видно, - сказала проводница, - мы подходим к месту, 

где поставила я светильник. 

И точно, темные земляные стены начали понемногу озаряться. Они дос- 

тигли небольшой площадки, где, казалось, была часовня; по крайней мере, 

к стене был приставлен узенький столик в виде алтарного престола, и над 

ним виден был почти совершенно изгладившийся, полинявший образ католи- 

ческой мадонны. Небольшая серебряная лампадка, перед ним висевшая, 

чуть-чуть озаряла его. Татарка наклонилась и подняла с земли оставленный 

медный светильник на тонкой высокой ножке, с висевшими вокруг ее на це- 

почках щипцами, шпилькой для поправления огня и гасильником. Взявши его, 

она зажгла его огнем от лампады. Свет усилился, и они, идя вместе, то 

освещаясь сильно огнем, то набрасываясь темною, как уголь, тенью, напо- 

минали собою картины Жерардо della notte. Свежее, кипящее здоровьем и 

юностью, прекрасное лицо рыцаря представляло сильную противоположность с 

изнуренным и бледным лицом его спутницы. Проход стал несколько шире, так 

что Андрию можно было пораспрямиться. Он с любопытством рассматривал сии 

земляные стены, напомнившие ему киевские пещеры. Так же как и в пещерах 

киевских, тут видны были углубления в стенах и стояли кое-где гробы; 

местами даже попадались просто человеческие кости, от сырости сделавшие- 

ся мягкими и рассыпавшиеся в муку. Видно, и здесь также были святые люди 

и укрывались также от мирских бурь, горя и обольщений. Сырость местами 

была очень сильна: под ногами их иногда была совершенная вода. Андрий 

должен был часто останавливаться, чтобы дать отдохнуть своей спутнице, 

которой усталость возобновлялась беспрестанно. Небольшой кусок хлеба, 

проглоченный ею, произвел только боль в желудке, отвыкшем от пищи, и она 

оставалась часто без движения по нескольку минут на одном месте. 

Наконец перед ними показалась маленькая железная дверь. "Ну, слава 

богу, мы пришли", - сказала слабым голосом татарка, приподняла руку, 

чтобы постучать, - и не имела сил. Андрий ударил вместо нее сильно в 

дверь; раздался гул, показавший, что за дверью был большой простор. Гул 


Страница 17 из 42:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16  [17]  18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"