Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

в ожидании. 

- С бедою! - кричал с парома приземистый козак. 

- С какою? 

- Позвольте, панове запорожцы, речь держать? 

- Говори! 

- Или хотите, может быть, собрать раду? 

- Говори, мы все тут. 

Народ весь стеснился в одну кучу. 

- А вы разве ничего не слыхали о том, что делается на гетьманщине? 

- А что? - произнес один из куренных атаманов. 

- Э! что? Видно, вам татарин заткнул клейтухом уши, что вы ничего не 

слыхали. 

- Говори же, что там делается? 

- А то делается, что и родились и крестились, еще не видали такого. 

- Да говори нам, что делается, собачий сын! - закричал один из толпы, 

как видно, потеряв терпение. 

- Такая пора теперь завелась, что уже церкви святые теперь не наши. 

- Как не наши? 

- Теперь у жидов они на аренде. Если жиду вперед не заплатишь, то и 

обедни нельзя править. 

- Что ты толкуешь? 

- И если рассобачий жид не положит значка нечистою своею рукою на 

святой пасхе, то и святить пасхи нельзя. 

- Врет он, паны-браты, не может быть того, чтобы нечистый жид клал 

значок на святой пасхе! 

- Слушайте!.. еще не то расскажу: и ксендзы ездят теперь по всей Ук- 

райне в таратайках. Да не то беда, что в таратайках, а то беда, что зап- 

рягают уже не коней, а просто православных христиан. Слушайте! еще не то 

расскажу: уже говорят, жидовки шьют себе юбки из поповских риз. Вот ка- 

кие дела водятся на Украйне, панове! А вы тут сидите на Запорожье да гу- 

ляете, да, видно, татарин такого задал вам страху, что у вас уже ни 

глаз, ни ушей - ничего нет, и вы не слышите, что делается на свете. 

- Стой, стой! - прервал кошевой, дотоле стоявший, потупив глаза в 

землю, как и все запорожцы, которые в важных делах никогда не отдавались 

первому порыву, но молчали и между тем в тишине совокупляли грозную силу 

негодования. - Стой! и я скажу слово. А что ж вы - так бы и этак поколо- 

тил черт вашего батька! - что ж вы делали сами? Разве у вас сабель не 

было, что ли? Как же вы попустили такому беззаконию? 

- Э, как попустили такому беззаконию! А попробовали бы вы, когда 

пятьдесят тысяч было одних ляхов! да и - нечего греха таить - были тоже 

собаки и между нашими, уж приняли их веру. 

- А гетьман ваш, а полковники что делали? 

- Наделали полковники таких дел, что не приведи бог и нам никому. 

- Как? 

- А так, что уж теперь гетьман, заваренный в медном быке, лежит в 

Варшаве, а полковничьи руки и головы развозят по ярмаркам напоказ всему 

народу. Вот что наделали полковники! 

Всколебалась вся толпа. Сначала пронеслось по всему берегу молчание, 

подобное тому, как бывает перед свирепою бурею, а потом вдруг поднялись 

речи, и весь заговорил берег. 

- Как! чтобы жиды держали на аренде христианские церкви! чтобы ксенд- 

зы запрягали в оглобли православных христиан! Как! чтобы попустить такие 

мучения на Русской земле от проклятых недоверков! чтобы вот так поступа- 

ли с полковниками и гетьманом! Да не будет же сего, не будет! 

Такие слова перелетали по всем концам. Зашумели запорожцы и почуяли 

свои силы. Тут уже не было волнений легкомысленного народа: волновались 

всё характеры тяжелые и крепкие, которые не скоро накалялись, но, нака- 

лившись, упорно и долго хранили в себе внутренний жар. 

- Перевешать всю жидову! - раздалось из толпы. - Пусть же не шьют из 

поповских риз юбок своим жидовкам! Пусть же не ставят значков на святых 

пасхах! Перетопить их всех, поганцев, в Днепре! 

Слова эти, произнесенные кем-то из толпы, пролетели молнией по всем 

головам, и толпа ринулась на предместье с желанием перерезать всех жи- 

дов. 

Бедные сыны Израиля, растерявши все присутствие своего и без того 

мелкого духа, прятались в пустых горелочных бочках, в печках и даже за- 

ползывали под юбки своих жидовок; но козаки везде их находили. 

- Ясновельможные паны! - кричал один, высокий и длинный, как палка, 

жид, высунувши из кучи своих товарищей жалкую свою рожу, исковерканную 

страхом. - Ясновельможные паны! Слово только дайте нам сказать, одно 

слово! Мы такое объявим вам, чего еще никогда не слышали, такое важное, 

что не можно сказать, какое важное! 

- Ну, пусть скажут, - сказал Бульба, который всегда любил выслушать 

обвиняемого. 

- Ясные паны! - произнес жид. - Таких панов еще никогда не видывано. 

Ей-богу, никогда! Таких добрых, хороших и храбрых не было еще на свете 

!.. - Голос его замирал и дрожал от страха. - Как можно, чтобы мы думали 

про запорожцев что-нибудь нехорошее! Те совсем не наши, те, что аренда- 

торствуют на Украйне! Ей-богу, не наши! То совсем не жиды: то черт знает 

что. То такое, что только поплевать на него, да и бросить! Вот и они 

скажут то же. Не правда ли, Шлема, или ты, Шмуль? 

- Ей-богу, правда! - отвечали из толпы Шлема и Шмуль в изодранных 

яломках, оба белые, как глина. 

- Мы никогда еще, - продолжал длинный жид, - не снюхивались с неприя- 

телями. А католиков мы и знать не хотим: пусть им черт приснится! Мы с 

запорожцами, как братья родные... 

- Как? чтобы запорожцы были с вами братья? - произнес один из толпы. 

- Не дождетесь, проклятые жиды! В Днепр их, панове! Всех потопить, по- 

ганцев! 

Эти слова были сигналом. Жидов расхватали по рукам и начали швырять в 

волны. Жалобный крик раздался со всех сторон, но суровые запорожцы 

только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках болтались 

на воздухе. Бедный оратор, накликавший сам на свою шею беду, выскочил из 

кафтана, за который было его ухватили, в одном пегом и узком камзоле, 

схватил за ноги Бульбу и жалким голосом молил: 

- Великий господин, ясновельможный пан! я знал и брата вашего, покой- 

ного Дороша! Был воин на украшение всему рыцарству. Я ему восемьсот це- 

хинов дал, когда нужно было выкупиться из плена у турка. 

- Ты знал брата? - спросил Тарас. 

- Ей-богу, знал! Великодушный был пан. 

- А как тебя зовут? 

- Янкель. 

- Хорошо, - сказал Тарас и потом, подумав, обратился к козакам и про- 


Страница 12 из 42:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11  [12]  13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"