Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Зинь-зинь-хо! Зинь-зинь-хо! Ледоход, ледоход! - запмела Зинька. 

И полетела рассказать Старому Воробью, что видела на реке. 

И старый Воробей сказал ей: 

- Вот видишь: сперва весна приходит в поле, а потом на реку. Запомни: 

месяц, в который у нас реки освобождаются ото льда, называется апрель. А 

теперь лети-ка опять в лес: увидишь, что там будет. 

И Зинька скорей полетела в лес. 

 

 

МАЙ 

 

В лесу еще было полно снегу. Он спрятался под кустами и деревьями, и 

солнцу трудно было достать его там. В поле давно уже зеленела посеянная с 

осени рожь, а лес все еще стоял голый. 

Но уже было в нем весело, не то что зимой. Налетело много разных 

птиц, и все они порхали между деревьями, прыгали по земле и пели, - пели 

на ветвях, на макушках деревьев и в воздухе. 

Солнце теперь вставало оченоь рано, ложилось поздно и так усердно 

светило всем на земле и так грело, что жить стало легко. Синичке больше не 

надо было заботиться о ночлеге: найдет свободное дупло - хорошо, не найдет 

- и так переночует где-нибудь на ветке или в чаще. 

И вот раз вечерком ей показалось, будто лес в тумане. Легкий 

зеленоватый туман окутал все березы, осины, ольхи. А когда на следующий 

день над лесом поднялось солнце, на каждой березе, на всякой веточке 

показались точно маленькие зеленые пальчики: это стали распускаться 

листья. 

Тут и начался лесной праздник. 

Засвистал, защелкал в кустах соловей. 

В каждой луже урчали и квакали лягушки. 

Цвели деревья и ландыши. Майские жуки с гуденьем носились между 

ветвями. Бабочки порхали с цветка на цветок. Звонко куковала кукушка. 

Друг Зиньки - дятел-красношапочник - и тот не тужил, что не умеет 

петь: отыщет сучок посуше и так лихо барабанит по нему носом, что по всему 

лесу слышна звонкая барабанная дробь. 

А дикие голуби поднимались высоко над лесом и проделывали в воздухе 

головокружительные фокусы и мертвые летли. Каждый веселился на свой лад, 

кто как умел. 

Зиньке все было любопытно. зинька всюду поспевала и радовалась вместе 

со всеми. 

По утрам на заре слышала Зинька чьи-то громогласные крики, будто в 

трубы кто-то трубил где-то за лесом. 

Полетела она в ту сторону и вот видит: болото, мох да мох, и сосенки 

на нем растут. 

И ходят на боботе такие большие птицы, каких никогда еще Зинька не 

видела, - прямо с баранов ростом, и шеи у них долгие-долгие. Вдруг подняли 

они свои шеи, как трубы, да как затрубят, как загремят: 

- Тррру-рру-у! Тррру-рру! 

Совсем оглушили синичку. 

Потом один растопырил крылья и пушистый свой хвост, поклонился до 

земли соседям да вдруг и пошел в пляс: засмеменил, засеменил ногами и 

пошел по кругу, все по кругу; то одну ногу выкинет, то другую, то 

поклонится, то подпрыгнет, то вприсядку пойдет - умора! 

А другие на него смотрят, собрались кругом, крыльями враз хлопают. 

Не у кого было зиньке спросить в лесу, что это за птицы-великаны, и 

полетела она в город к Старому Воробью. 

И Старый Воробей сказал ей: 

- Это журавли; птицы серьезные, почтенные, а сейчас видишь, что 

выделывают. Потому это, что пришел веселый месяц май, и лес оделся, и все 

цветы цветут, и все пташки поют. Солнце теперь всех обогрело и светлую 

всем радость дало. 

 

 

ИЮНЬ 

 

Решила Зинька: 

"Полечу-ка я нынче по всем местам: и в лес, и в поле, и на реку... 

Все осмотрю". 

Первым делом наведалась к старому другу своему - 

дятлу-красношапочнику. А он как увидел ее издали, так и закричал: 

- Кик! Кик! Прочь, прочь! Тут мои владения! 

Очень удивилась Зинька. И крепко на дятла обиделась: вот тебе и друг! 

Вспомнила о полевых куропатках, серых, с шоколадной подковкой на 

груди. Прилетела к ним в поле, ищет куропаток - нет их на старом месте! А 

ведь целая стая была. Куда все подевались? 

Летала-летала по полю, искала-искала, насилу одного петушка нашла: 

сидит во ржи, - а рожь уж высокая, - кричит: 

- Чир-вик! Чир-вик! 

Зинька - к нему. А он ей: 

- Чир-вик! Чир-вик! Чичире! Пошла, пошла отсюда! 

- Как так! - рассердилась синичка. - Давно ли я всех вас от смерти 

спасла - из ледяной тюрьмы выпустила, а теперь ты меня и близко к себе не 

пускаешь? 

- Чир-вир! - смутился куропачий петушок. - Правда, от смерти спасла. 

Мы это все помним. А все-таки лети от меня подальше: теперь время другое, 

мне вот как драться хочется! 

Хорошо, у птиц слез нет, а то, наверно, заплакала бы Зинька, уж так 

ей обидно, так горько стало! 

Повернулась молча, полетела на реку. 

Летит над кустами, вдруг из кустов - серый зверь! 

Зинька так и шарахнулась в сторону. 

- Не узнала? - смеется зверь. - А ведь мы с тобой старые друзья. 

- А ты кто? - спрашивает Зинька. 

- Заяц я. Беляк. 

- Какой же ты беляк, когда ты серый? Я помню беляка: он весь белый, 

только на ушках черное. 

- Это я зимой белый: чтобы на снегу меня видно не было. А летом я 

серый. 

Ну и разхговорились. Ничего, с ним не ссорились. 

А потом Старый Воробей и объяснил Зиньке, 

- Это месяц июнь - начало лета. У всех нас, у птиц, в это время - 

гнезда, а в гнездах - драгоценные яички и птенчики. К своим гнездам мы 

никого не подпускаем - ни врага, ни друга: и друг может нечаянно разбить 

яичко. У зверей - тоже детеныши, звери тоже никого к своей норе не 

подпустят. Один заяц без забот: растерял своих детишек по всему лесву, и 

думать о них забыл. Да ведь зайчаткам мать-зайчиха нужна только в первые 

дни: попьют они материнское молочко несколько дней, а потом сами травку 

зубрят. Теперь, - прибавил Старый Воробей, - солнце в самой силе, и самый 

длинный у него трудовой день. Теперь на земле все найдут, чем набить своим 

малышам животики. 

 

 

ИЮЛЬ 

 

- С новогодней елки, - сказал Старый Воробей, - прошло уже шесть 


Страница 3 из 8:  Назад   1   2  [3]  4   5   6   7   8   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"