Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

не ожидал этого. 

- Разве вы забыли, что сказано в священном писании в книге Бытия, 

глава первая, стих двадцать шестой: "И сказал бог: сотворим человека по 

образу нашему, по подобию нашему", - и далее стих двадцать седьмой: "И 

сотворил бог человека по образу своему". А Сальватор дерзает исказить 

этот образ и подобие, и вы - даже вы! - находите это целесообразным! 

- Простите, святой отец... - мог только проговорить прокурор. 

- Не нашел ли господь свое творение прекрасным, - вдохновенно говорил 

епископ, - законченным? Вы хорошо помните статьи законов человеческих, 

но забываете статьи законов божеских. Вспомните же стих тридцать первый 

той же главы первой книги Бытия: "И увидел бог все, что он создал, и вот 

хорошо весьма". А ваш Сальватор полагает, что нужно что-то исправлять, 

переделывать, уродовать, что люди должны быть земноводными существами, - 

и вы тоже находите все это остроумным и целесообразным. Разве это не 

хула бога? Не святотатство? Не кощунство? Или гражданские законы уже не 

карают у нас религиозных преступлений? Что будет, если вслед за вами все 

станут повторять: "Да, человек плохо сотворен богом. Надо отдать 

человека в переделку доктору Сальватору"? Разве это не чудовищный подрыв 

религии?.. Бог находил все, что создал, хорошим, - все свои творения. А 

Сальватор начинает переставлять животным головы, менять шкуры, создавать 

воистину богомерзкие чудовища, словно издеваясь над создателем. И вы 

затрудняетесь найти в действиях Сальватора состав преступления! 

Епископ остановился. Он остался доволен впечатлением, которое 

произвела его речь на прокурора, помолчал и снова заговорил тихо, 

постепенно повышая голос: 

- Я сказал, что меня больше интересует судьба Сальватора. Но разве я 

могу безразлично отнестись к судьбе Ихтиандра? Ведь это существо не 

имеет даже христианского имени, ибо Ихтиандр по-гречески значит не что 

иное, как человек-рыба. Даже если Ихтиандр сам не виновен, если он 

является только жертвой, то он все же является богопротивным, 

кощунственным созданием. Самым своим существованием он может смущать 

мысли, наводить на грешные размышления, искушать единых от малых сил, 

колебать слабоверных. Ихтиандр не должен существовать! Лучше всего, если 

бы господь призвал его к себе, если бы этот несчастный юноша умер от 

несовершенства своей изуродованной природы, - епископ многозначительно 

посмотрел на прокурора. - Во всяком случае, он должен быть обвинен, 

изъят, лишен свободы. Ведь за ним тоже водились кое-какие преступления: 

он похищал у рыбаков рыбу, портил их сети и в конце концов так напугал 

их, что, помните, рыбаки бросили лов, и город оставался без рыбы. 

Безбожник Сальватор и омерзительное детище его рук Ихтиандр - дерзкий 

вызов церкви, богу, небу! И церковь не сложит оружия, пока они не будут 

уничтожены. 

Епископ продолжал свою обличительную речь. Прокурор сидел перед ним 

подавленный, опустив голову, не пытаясь прервать этот поток грозных 

слов. 

Когда наконец епископ окончил, прокурор поднялся, подошел к епископу 

и сказал глухим голосом: 

- Как христианин грех мой я принесу в исповедальню, чтобы вы 

отпустили его. А как должностное лицо я приношу вам благодарность за ту 

помощь, которую вы оказали мне. Теперь мне ясно преступление Сальватора. 

Он будет обвинен и понесет наказание. Ихтиандра также не минет меч 

правосудия. 

 

ГЕНИАЛЬНЫЙ БЕЗУМЕЦ 

 

Доктора Сальватора не сломил судебный процесс. В тюрьме он оставался 

спокойным, держался самоуверенно, со следователями и экспертами говорил 

с высокомерной снисходительностью, как взрослый с детьми. 

Его натура не переносила бездействия. Он много писал, произвел 

несколько блестящих операций в тюремной больнице. В числе его тюремных 

пациентов была жена тюремного смотрителя. Злокачественная опухоль 

угрожала ей смертью. Сальватор спас ей жизнь в тот самый момент, когда 

приглашенные для консультации врачи отказались помочь, заявив, что здесь 

медицина бессильна. 

Наступил день суда. 

Огромный судебный зал не мог вместить всех желающих присутствовать на 

суде. 

Публика толпилась в коридорах, заполняла площадь перед зданием, 

заглядывала в открытые окна. Много любопытных забралось на деревья, 

растущие возле здания суда. 

Сальватор спокойно занял свое место на скамье подсудимых. Он вел себя 

с таким достоинством, что посторонним могло показаться, будто он не 

обвиняемый, а судья. От защитника Сальватор отказался. 

Сотни живых глаз смотрели на него. Но мало кто мог выдержать 

пристальный взгляд Сальватора. 

Ихтиандр возбуждал не меньший интерес, но его не было в зале. 

Последние дни Ихтиандр чувствовал себя плохо и почти все время проводил 

в водяном баке, скрываясь от надоедливых любопытных глаз. В процессе 

Сальватора Ихтиандр был только свидетелем обвинения - скорее, одним из 

вещественных доказательств, как выражался прокурор. 

Дело по обвинению самого Ихтиандра в преступной деятельности должно 

было слушаться отдельно, после процесса Сальватора. 

Прокурору пришлось так поступить потому, что епископ торопил с делом 

Сальватора, собирание же улик против Ихтиандра требовало времени. Агенты 

прокурора деятельно, но осторожно вербовали в пулькерии "Пальма" 

свидетелей будущего процесса, в котором Ихтиандр должен был выступить 

обвиняемым. Однако епископ не переставал намекать прокурору, что 

наилучшим выходом было бы, если бы господь прибрал неудачника Ихтиандра. 

Такая смерть была бы лучшим доказательством того, что рука человека 

способна только портить божьи создания. 

Три ученых эксперта, профессора университета, прочли свое заключение. 

С огромным вниманием, стараясь не пропустить ни одного слова, слушала 

аудитория суда мнение ученых. 

- По требованию суда, - начал речь уже немолодой профессор Шейн, 


Страница 45 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  [45]  46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"