Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

индейца. - Уж не на меня ли жаловался! 

- На всех вас надо жаловаться, - ответил Бальтазар, имея в виду 

испанцев, - да некому. Где ты прячешь мою дочь? 

- Как смеешь ты обращаться ко мне на "ты"! - вспыхнул Зурита. - Если 

бы ты не был отцом моей жены, я избил бы тебя палкой. 

Зурита, грубо отстранив рукой Бальтазара, поднялся по лестнице и 

скрылся за большой дубовой дверью. 

 

ЮРИДИЧЕСКИЙ КАЗУС 

 

Прокурора Буэнос-Айреса посетил редкий гость - настоятель местного 

кафедрального собора епископ Хуан де Гарсилассо. 

Прокурор, толстый, маленький, "живой человек с заплывшими глазками, 

коротко остриженными волосами и крашеными усами, поднялся со своего 

кресла, приветствуя епископа. 

Хозяин бережно усадил дорогого гостя в тяжелое кожаное кресло у 

своего письменного стола. 

Епископ и прокурор мало походили друг на друга. Лицо прокурора было 

мясистое и красное, с толстыми губами и широким, грушеобразным носом. 

Пальцы рук напоминали толстые короткие обрубки, а пуговицы на круглом 

животе ежеминутно готовы были оторваться, не будучи в силах сдержать 

колышущуюся стихию жира. 

Лицо епископа поражало своей худобой и бледностью. Сухой нос с 

горбинкой, острый подбородок и тонкие, почти синие губы придавали ему 

типичный облик иезуита. 

Епископ никогда не смотрел в глаза своему собеседнику, но тем не 

менее он зорко наблюдал за ним. Влияние епископа было огромно, и он 

охотно отрывался от духовных дел, чтобы управлять сложной политической 

игрой. 

Поздоровавшись с хозяином, епископ не замедлил перейти к цели своего 

визита. 

- Я бы хотел узнать, - тихо спросил епископ, - в каком положении 

находится дело профессора Сальватора? 

- А, и вы, ваше преосвященство, заинтересованы этим делом! - любезно 

воскликнул прокурор. - Да, это исключительный процесс! - Взяв со стола 

толстую папку и переворачивая листы дела, прокурор продолжал: 

- По доносу Педро Зуриты мы произвели обыск у профессора Сальватора. 

Заявление Зуриты о том, что Сальватор производил необычайные операции 

животных, подтвердилось вполне. В садах Сальватора была настоящая 

фабрика животных-уродов. Это что-то изумительное! Сальватор, например... 

- О результатах обыска я знаю из газет, - мягко перебил епископ. - 

Какие меры вы приняли в отношении самого Сальватора? Он арестован? 

- Да, он арестован. Кроме того, мы перевезли в город, в качестве 

вещественного доказательства и свидетеля обвинения, молодого человека по 

имени Ихтиандр, - он же морской дьявол. Кто бы мог подумать, что 

знаменитый морской дьявол, который так долго занимал нас, оказался одним 

из чудовищ зверинца Сальватора! Сейчас эксперты, профессора 

университета, занимаются изучением всех этих чудовищ. Мы не могли, 

конечно, перевезти весь зверинец, все эти живые вещественные 

доказательства, в город. Но Ихтиандра привезли и поместили в подвале 

здания суда. Он причиняет нам немало хлопот. Представьте, ему пришлось 

соорудить большой бак, так как он не может жить без воды. И он 

действительно чувствовал себя очень плохо. Очевидно, Сальватор произвел 

какие-то необычайные изменения в его организме, превратившие юношу в 

человека-амфибию. Наши ученые выясняют этот вопрос. 

- Меня больше интересует судьба Сальватора, - так же тихо проговорил 

епископ. - По какой статье он подлежит ответственности? И каково ваше 

мнение: будет ли он осужден? 

- Дело Сальватора - редкий юридический казус, - ответил прокурор. - 

Признаюсь, я еще не решил, к какой статье отнести это преступление. 

Проще всего, конечно, было бы обвинить Сальватора в производстве 

незаконных вивисекций и в увечье, которое он причинил этому юноше... 

Епископ начал хмуриться: 

- Вы полагаете, что во всех этих действиях Сальватора нет состава 

преступления? 

- Есть или будет, но какое? - продолжал прокурор. - Мне было подано 

еще одно заявление - от какого-то индейца Бальтазара. Он утверждает, что 

Ихтиандр его сын. Доказательства слабоваты, но мы, пожалуй, сумеем 

использовать этого индейца как свидетеля обвинения, если эксперты 

установят, что Ихтиандр действительно его сын. 

- Значит, в лучшем случае Сальватор будет обвинен только в нарушении 

медицинского устава и судить его будут лишь за производство операции над 

ребенком без разрешения родителя? 

- И может быть, за причинение увечья. Это уже посерьезнее. Но в этом 

деле есть еще одно осложняющее обстоятельство. Эксперты - правда, это не 

окончательное их суждение - склоняются к тому, что нормальному человеку 

не могла даже явиться мысль так уродовать животных и совершить такую 

необычайную операцию. Сальватор может быть признан экспертами 

невменяемым, как душевнобольной. 

Епископ сидел молча, сжав тонкие губы и глядя на угол стола. Потом он 

сказал совсем тихо: 

- Я не ожидал от вас этого. 

- Чего, ваше преосвященство? - спросил озадаченный прокурор. 

- Даже вы, блюститель правосудия, как бы оправдываете действия 

Сальватора, находя его операции не лишенными целесообразности. 

- Но что же здесь плохого? 

- И затрудняетесь определить состав преступления. Суд церкви - 

небесный суд - смотрит на действия Сальватора иначе. Позвольте же прийти 

вам на помощь и подать совет. 

- Прошу вас, - смущенно произнес прокурор. Епископ заговорил тихо, 

постепенно повышая голос, как проповедник, как обличитель: 

- Вы говорите, что поступки Сальватора не лишены целесообразности? Вы 

считаете, что изуродованные им животные и человек получили даже 

некоторые преимущества, которых они не имели? Что это значит? Неужели 

творец создал людей несовершенно? Неужели нужно какое-то вмешательство 

профессора Сальватора, чтобы придать человеческому телу совершенный вид? 

Потупясь и не двигаясь, сидел прокурор. 

Перед лицом церкви он сам оказался в положении обвиняемого. Он никак 


Страница 44 из 54:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43  [44]  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"