Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Почему тебя так зовут? - продолжал спрашивать Субудай. 

- Моего мужа спалили на костре. 

- Кто? Мои татары? 

- Куда там! Наши воры - разбойники новгородские. С тех пор я стала Опалёниха, а это - Вешнянка, весной родилась и сама как весна красная. 

- Трудные урусутские имена, - не запомнишь! - сказал Субудай. - Работать для меня будете, или позвать других? 

- Всю жизнь на кого-нибудь работала. Такова уж наша бабья доля! 

- Пусть они мне испекут и блины, и ржаные лепешки, и каравай. 

- Был бы житный квас да мука, тогда все будет. 

- Вам старый Саклаб все достанет, - вмешался князь Глеб. - Он, поди, не забыл говорить по-русски. 

Обе женщины живо обернулись к старому слуге Субудая, стоявшему у двери: 

- Ты наш, рязанский? Ясырь? 

- Сорок лет мучаюсь в плену. Нога с цепью срослась. И с вами то же будет: как надели петлю, так до смерти не вырваться... - Старик тяжело вздохнул. - Вот вам мука, а вот квас... 1 - И он придвинул к печи мешок и глиняную бутыль. На ногах звякнула железная цепь. 

- Батюшки светы! - воскликнула Опалёниха, всплеснув руками. - И ты сорок лет таскаешь на ногах железо! - Опалёниха погрозила пальцем невозмутимо наблюдавшему за ней Субудаю. 

- Ладно, поговорим потом... Сейчас натаскаю дров, - сказал старик. 

- Ну, Вешнянка, война войной, а тесто ставить надо! 

Опалёниха вздохнула и направилась к печи, но ее удержал монгол, натянув ремень, наброшенный на шею. Она остановилась, посматривая на Субудая. Тот обратился к монголу: 

- Откуда достал этих женщин? 

- Я был в сотне, которую послали обойти город. Мы ехали через лес, там бежали люди, много женщин. Одних мы зарубили, других погнали назад в наш лагерь. 

- Так! 

- Этих двух я сам поймал и притащил на аркане. 

- Так! 

- Я хочу их продать. 

- Так! 

- У меня очень старые рваные сапоги. Ноги мерзнут... 

- Так! 

- На урусутах я не видел кожаных сапог, они ходят в лаптях из липовой коры. 

- Так! 

- Я хочу обменять этих женщин на пару новых сапог. 

- Значит, ты хочешь, чтобы я снял свои сапоги и отдал тебе? Ты хочешь ободрать своего начальника? Ты знаешь, что тебе сейчас за это будет? 

Старый монгол с клочками седых волос на подбородке смотрел испуганными глазами, раскрыв рот: 

- Я этого не хотел, великий хан! Прими от меня этих женщин в дар. Пусть хранит тебя вечное синее небо! 

Монгол отвязал ремень и, пятясь, вышел из избы. 

 

7. "МЫ И СКОТИНУ МИЛУЕМ" 

 

К крыльцу избы, где помещался Субудай-багатур, был привязан его саврасый жеребец. Перед ним лежал ворох сена и соломы. 

Бату-хан потребовал к себе старого полководца. Субудай вышел, нукер подвел ему коня. "Неудобно хану идти пешком, касаться ногой земли". Субудай верхом пересек улицу. Навстречу бежала толпа нукеров. Все кричали, толкались, стараясь ближе подойти к монголу в заиндевевшем малахае, сидевшему на запорошенном снегом коне. Он держал на поводу другого коня. Поперек седла был привязан человек. Сознание оставило его. Лицо, побелевшее от мороза, казалось мертвым. 

Внезапно Субудай заревел, как безумный. Он хлестнул коня, врезался в толпу, свалился с седла и подбежал к замерзшему. 

- Урянх-Кадан, очнись! Раскрой глаза! Услышь меня! - кричал Субудай и, припав лицом к платью замерзшего, хватал и ощупывал неподвижное лицо. 

- Это сын Субудай-багатура, - загудели в толпе. - Видно, любил сына, Урянх-Кадана! Хоть молодой, а был он отчаянный храбрец. 

- Куда его везти? - спрашивал верховой монгол. - Не лучше ли положить его прямо на костер и сжечь? Все одно жить ему больше не придется. 

Субудай вырвал повод из рук всадника и сам повел коня через деревянные ворота обратно к крыльцу дома. Всхлипывая, он кричал: 

- Урянх-Кадан! Ты не должен умереть! Я буду дуть тебе в ноздри, пусть мой дух перейдет в твое тело. Я вырву мое сердце и вложу к тебе в грудь вместо твоего замерзшего. Лучше я, старый, умру, а ты, молодой, будешь снова блистать победами... Подожди оставлять этот мир!.. 

Привлеченная шумом и криками, на крыльцо вышла Опалёниха. Сдвинув брови, она смотрела на кричавшего Субудай-багатура и поняла: "Косоглазый сына жалкует!" 

Она быстро сбежала по ступенькам. Сильной рукой оторвала Субудая от сына. Уверенными, спокойными движениями развязала и сняла тело Урянх-Кадана, взвалила себе на плечо и, осторожно придерживая, поднялась по ступенькам, вошла в сени и положила замерзшего на соломе. 

Князь Глеб оказался тут же. Опалёниха, стоя на коленях, расстегивала замерзшему одежду и приговаривала: 

- Жив еще покойничек! Мне не впервой застывших оттирать. Дайте суконку, войлок, лампадное масло и миску снега. Нельзя, косоглазый, тащить его в избу - мясо будет отрываться клочьями. 

Субудай, пораженный властными движениями Опалёнихи, сидел на корточках рядом с неподвижным телом и наблюдал, положив палец в рот. 

Опалёниха стянула с Урянх-Кадана замшевые гутулы 1 и стала быстро и умело растирать побелевшие ступни снегом и войлоком. Два монгола, поняв, что она делает, начали тереть кисти рук. Опалёниха переходила поочередно от одной части тела к другой, наконец ловко и осторожно занялась лицом. 

- Вот возьми, чадо мое, потри гусиным сальцем, - косясь на Субудая, сказал священник, хозяин дома, протягивая деревянную миску. - Да еще влей ему в рот винца. 

Долго возилась Опалёниха. В сенях стало тепло и душно от набившихся нукеров. Наконец раскрылись глаза, взгляд, далекий и неясный, скользнул по собравшимся, остановился на искривленном лице Субудай-багатура и засветился сознанием. 

- Отец! Слушай... - прошептали губы. - Урусуты дикие волки... Их нужно убить... Они не сдаются!.. 

- Что ты видел, сын мой, Урянх-Кадан? Что с тобой случилось? Кто тебе причинил зло? Я его живого рассеку на мелкие куски. 

- Я был в плену! 

Урянх-Кадан снова забылся. 

Субудай принялся теребить его. 

- Не мешай! - строго отстранила Субудая Опалёниха. - Не трогай! 

- Слушай ты, урусутка, - робко попросил Субудай. - Спаси жизнь моему сыну, славному багатуру Урянх-Кадану! Я дам тебе свободу и награду, которой ты не видела даже во сне. 

- Постараюсь и без награды. Мы и скотину хворую милуем. А он хоть и нехристь, а душа все же человечья... 


Страница 70 из 127:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69  [70]  71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"